Елена Квессе: «Мы на стыке психологии и деятельности человека находим его скрытые ресурсы»

С Еленой Квессе мы встретились в офисе «Международного института развития личности» на Воздвиженке, директором которого она является, поговорив об институте, ее команде, современном образовании и коммуникации…

(Кирилл П. Гопиус, Ректор Академии международной экспертной сети «Союзконсалт»)

 

— Начнем с самого простого. Как появилась идея института?

На протяжении длительного времени, более 20 лет я профессионально занимаюсь психологией. Изначально я педагог. Но, мне показалось этого мало, и я стала учиться психологии. Сначала у нас была мастерская, потом, психологический центр. За это время мне удалось познакомиться с колоссально большим количеством людей. Каждый оригинален по-своему. С некоторыми мы работаем, с некоторыми мы дружим, с некоторыми мы запускаем новые проекты. Идея института пришла ко мне года четыре назад.

Институтов много, все разные, но главное в наше время – это уникальность. Мы всегда думаем об этом и ломаем голову. Не делать как все, а сделать лучше и грандиознее. Опыт множества лет дал о себе знать. Мы начали применять методики работы с людьми и информацией так, что заранее стали знать какой будет результат. Это поразительно. Изначально теми ресурсами, которыми мы обладаем позволяют нам изменить свою жизнь и мир вокруг нас настолько сильно и по-другому, так, что ты начинаешь понимать – все в твоих руках. Это жемчуг, который лежит во главе угла, который мы «оттачиваем» с каждым днем, ведь даже на отдыхе мы думаем о программах, слушателях, об институте МИРЛ. Это поразительно и в этом состоит наша уникальность.

Основное – это работа слаженной команды, где все всё понимают с полуслова, работают как один единый организм, только тогда всё идет так как должно идти и даже лучше.

— Новое создается либо когда что-то не устраивает, либо, когда  не можешь не создать…

Две правомочных причины.  Когда понимаешь, что здесь места мало, нужно расширяться.  Поэтому институт.  Понятно, что институт дает большие возможности, больше контактов. У нас добавились новые направления. Прежде всего, кроме психологов, мы обучаем юристов, специалистов в области рекламы и продвижения. С нами работают лучшие специалисты, так как мы очень серьезно относимся к профессионализму и опыту. Без этого никуда, да и тем более дилетантов в нашей профессии хватает, пора всё делать по-новому, ломая стереотипы и выходя совершенно на новый уровень развития личности. Вспоминается недавний проект, большой по своим масштабам Мы сотрудничали с нашим известным адвокатом Генри Резником и сделали для адвокатов экспериментальную программу на стыке юриспруденции и психологии. Ходили в суды и смотрели, как работают судьи, юристы, адвокаты, следователи.  Много общались с теми, кто занимался делами. Гражданскими, уголовными. Программу назвали «Психолоэстика» (от слова «lawer» — адвокат).  В этой программе мы учим адвокатов общению с клиентом не только с юридической стороны, но и с психологической. Это наше любимое направление, потому что адвокаты, которые закончили эту программу, с тех пор, не проиграли ни одного дела.  Результат двухгодичного сотрудничества.

Потом мы пошли в направлении менеджмента. Каждый раз мы выстраиваем программу под задачу. Сейчас все очень быстро меняется, скорости растут. Если человек не попадает в этот поток, он выпадает из жизни. Он где-то там, позади. С учетом всех этих скоростей, мы и проводим тренинги.

У нас мощное направление бизнес образования. Работа с информационным потоком.  Как удерживать этот поток? Как выбирать главное? Как делать прогнозы?

Мы работали с двумя крупными компаниями. Финансовой и нефтяной. Это были камерные занятия с топ-менеджментом. Им давали некоторые схемы, по которым можно сразу, в моменте, сделать прогноз. Оценить необходимость сделки. Ее результативность.  Туда входят наши наработки включающие психологию, восточные техники, физику, квантовую физику, расстановки. Например, мы делали прогнозы на завтрашний курс доллара.

С ними же мы отыскивали их спрятанные ресурсы. Бывает так, что человек работает, работает, и, вдруг, он выгорел. Куда ушла энергия? Например, есть одна дама, которая проработала в ресторанном бизнесе более 10 лет, и сейчас она «никакая», мертвая. У человека разрушилось все. Личная жизнь, семья, работа. Дети не ухоженные.  А ей всего 33 года. Она обслуживала до 50 ресторанов…

Как это все выдержать? Надо ли это человеку? Мы находим тот путь, который человеку предназначен. Часто бывает, что человек чего-то хочет, но, надо ли ему это? Хватит ли у него сил на это?

Мы же на стыке психологии и того вида деятельности, которым человек занимается находим ресурсы. Человек идет дальше.

— Я бы озвучил слово «осознанность»…

По поводу осознанности. Хорошо, что мы вышли на эту тему. Первый раз про осознанность в формате образование я услышала лет 5 назад. К нам пришел психолог, от которого я услышала термин «mindfulness». Это, как раз, обучение осознанности.  Медицинское направление, которое применяют в больницах. В онкологии в том числе. Обучают осознанности, чтобы человек не пропустил свою болячку. Целый институт такой есть.

У нас сейчас два преподавателя прошли там стажировку и проводят такие тренинги.  Человек не делает какого-то шага, который ему не нужен. Если человек делает то, что ему предначертано, ему будет хорошо. Даже сложную ситуацию важно правильно разложить, проанализировать.  Понять, что за этим стоит.  Это и есть осознанность.

— Вы часто говорите «мы», «нас»… Расскажите о своей команде…

Вы уже знакомы с моим коллегой, директором по стратегии и развитию МИРЛ, Леонидом Макаровым. Он – специалист в области бизнес-психологии. Обычно всегда смело оценивает перспективу проекта, дальновидность людей и их потенциал. Ведь не зря его главная тема – уверенность. Он ведёт тренинги по бизнес уверенности, просто уверенности. Он, как проводник, берёт за руку человека и проводит по всем этапам, которые помогают эту уверенность сформировать.

 Моя коллега, психолог Татьяна. Мы вместе ведем бизнес расстановки. Помимо этого, оназанимается сновидческими практиками. Это прикладная психология. Но, если отнести ее к аналитической психологии, то это направление очень достойное.  Потому, что мы про свое бессознательное мало что знаем.  И не умеем им пользоваться. Татьяна ведет семинары небольшие камерные тренинги. Она такой «Прожектор в бессознательное».

Еще есть специалист Владимир Коньков, тоже психолог, который занимается телесно-ориентированной терапией. Это о том, что наше тело говорит больше, чем наш мозг и наши эмоции.

Так же у нас работает команда адвокатов. Работа с молодыми адвокатами, юристами в форме стажировок, наставничества, занятий теорией.

Еще у нас хороший бизнес тренер Марьям Ткачева. Параллельно она работает в школе телевидения «Останкино». Все, что связано с публичными выступлениями, PR, риторикой, ораторским искусством, это все к ней.

У нас мощная команда занимается лингвистикой.  Журналисты и филологи. Потому что народ разучился говорить и писать. Классику забыли. Бизнес литературу читают, а Чехова нет. А на самом деле, нужно сначала Чехова прочесть.

— По этому поводу я недавно написал статью «Почему я не читаю бизнес литературу…»…

Да я видела. И про русский язык…

Это какая-то моя личная история. У меня взрослая дочь, когда училась в школе, была неграмотная. Может быть, учителя были плохие, или еще что-то. Мне было так обидно, что русский человек не знает русского языка.  Добились того, что сейчас все хорошо.  Я эту линию про русский язык всегда пытаюсь проводить.

Еще, если люди устали от всякого бизнеса, от делания денег, у нас есть факультет дизайна, стиля и моды. То есть, творчество, что-то сделать руками…

— Как долго вы собирали эту команду?

Команда собиралась в течение всех этих 10-20 лет. У нас был формат клуба, я приглашала тренеров, которые мне интересны, они давали на 40-45 минут мастер-классы.  Так мы собирали аудиторию.  Люди слушали  и выбирали, куда им пойти. Как на выставке. И так — каждую неделю. А я, соответственно, тоже смотрела на этих тренеров.  Таким образом, собиралась команда.  Кстати сказать, по статистике, из 15 тренеров востребованным оказывается только один. Кто-то не профессионален, кто-то не интересен, у кого-то слишком большое эго.

Сначала был косвенный отбор, а, когда идея института созрела, стали непосредственно отбирать тренеров. Я всегда стараюсь находить уникальных людей. Они могут быть непубличные, скромные в жизни, иногда странные. Но, когда я вижу, что у человека есть дело, есть навык, и он может этим навыком поделиться, может дать что-то новое…

Это наш человек.

Так команда собиралась и продолжает собираться. Это, как живой организм…

— Ценности института? Каковы они?

Главное, это профессионализм.  Если человек сам через что-то прошел и может это объяснить изнутри. Для нас, это ценно.  Второй момент. Сейчас у многих  в глазах одни доллары. Для нас это НЕ ценно…  Потому что сегодня много, а завтра мало.  Это все приходящее.

У меня был коллега. Я его не видела несколько лет.  Он профессионал, милейший человек. Когда я его увидела после этого перерыва, я была в шоке. Одни доллары в глазах.  Он настолько поменялся, что даже неприятно стало.

Еще ценно, когда человек не останавливаться в своем развитии. На своем пути. Бывают кризисные ситуации, когда опускаются руки. Хорошо, когда рядом есть люди, которые дадут импульс. Для меня ценно, когда человек движется. Пускай, через какие-то преграды, но, не останавливается, голову не опускает, мол, «жизнь закончилась, ничего не надо…»

 — Это же тоже связано с осознанностью того, что тебе от своего пути не уйти никуда.  Руки опускай, не отпускай, тебя все равно будут толкать…

Еще ценно, когда вместе с движением есть любопытство. Любознательность, как раз и двигает. Я помню бабушку свою. В 85 лет она мне звонила по телефону и говорила: «Аленка, я тут такое прочитала…» То есть, в 85 лет ей все было интересно. И мозги у нее работали. Она была любопытна до жизни, и это ей помогало сохранять и здоровье, и какую-то функциональность, и, вообще, какую-то ауру. Это ценность.

—  Моя бабушка дожила до 90 лет. До самого последнего играла с правнуками, слушала пластинки. Всегда что-то рассказывала. Тоже была «любопытна до жизни»…

Я читал статью по поводу болезни Альцгеймера, так вот она, как раз, из этой области, когда человеку становится неинтересно. Когда в мозгу начинают происходить процессы отмирания. Просто не нужно. Важно иметь интерес, любопытство и желание этим поделиться. Чтобы была обратная связь.

Звонит мне мой знакомый, который живет в Литве, и говорит: «Что-то я стал все забывать…» А ему где-то под 60.  Я советую: «Возьми учебник математики за 8 класс и порешай задачки». Через какое-то время, знакомый сказал, что стало лучше намного.  Мозги должны работать. Их нужно обязательно все время тренировать.

—  Вернемся к институту. Очевидно, что в связи со сменой парадигмы меняется и образование. Что изменилось в нем? Как институт реагирует на эти изменения?

Татьяна, коллега Елены: «Лично мое мнение. Отличие нового образования от старого в том, что нет практики.  Голая теория. Правильная, но, без практики.  Поэтому у нас есть стажировка для психологов.  Мы стараемся сразу давать им реальных клиентов».

По поводу образования и что там происходит…

Глобальная проблема в том, что индивидуальности и личности исчезают. Создается конвейер.  Я думаю, что это какая-то специальная программа, чтобы искоренить индивидуальность.  Когда человек не персонализированный, им легко управлять. И моя основная задача в институте: студентов, которые к нам приходят, научись быть личностями, чтобы они могли все делать осознанно.

Наш институт, собственно, и работает над личностью и развитием. И, как Таня правильно сказала, у нас направление именно практическое. Я сама, когда закончила ВУЗ, понимала, что в голове у меня много, а опыта нет. Я ничего не умею.

Поэтому, наша основная задача научить практике. Я от всех преподавателей просто требую (и это прописано в договоре), чтобы 80% было практики. Чтобы студентов водили на стажировку, на практику.  Показывали, как это действует.

Чем хорошо было в советское время?  Была производственная практика, на которой нужно было 3 года отработать.

А к нам на стажировку даже из МГУ приходят студенты, они прекрасные теоретики и хорошие диагносты.  Но, как только речь заходит о том, чтобы что-нибудь сделать…

— Практика, согласен… Но, как мне кажется, важно еще работать с выпускниками. Тебе дали ты применил. Вернулся и поделился. И не только ты. То, что сейчас называется модным словом «agile»…

У нас так и есть. Нашим выпускникам настолько комфортно и хорошо, что даже не нужно специально настаивать на том, чтобы они возвращались и делились. Они сами приходят и делятся своими впечатлениями. Задают вопросы. То есть, такая система наставничества.  Их ведут где-то еще года три.

Татьяна:  «Мы даем возможность выпускникам сделать презентацию в клубном формате, когда они чего-то достигли, они приходят и показывают это».

Я сама являюсь ментором. Мне это интересно.  У меня пять моих учеников психологов, которых я веду. Они уже имеют практику. Приходят ко мне, делятся. Мы придумываем новые вещи. Они все это потом воплощают. У нас это так работает…

— Я вчера был у вас на мероприятии клуба «Забота о себе».  Как вы нашли общие сферы интересов?

Даже по названиям у нас общие сферы интересов. Человек заботится о себе. А у нас личность и ее развитие. Мы тут соединились, потому что очень похожие тематики. Все об одном. Но, у них клубный формат, а у нас образовательный. Мы друг друга дополняем.  Мы отвечаем за учебную деятельность в этом клубе.

—  Вчера на клубе много говорили о коммуникации.  В контексте образования.  Ваш взгляд на ситуацию с коммуникацией в Российской действительности.

Хороший вопрос.  Я считаю, что сейчас коммуникация нарушена.  Если мы рассматриваем ее в нескольких пластах,  то люди близко общаться не умеют. Страха столько, что лучше я позвоню по телефону, или напишу, а еще лучше смайлик отправлю.  Это будет замещение себя.

С коммуникацией плохо. Не умеют, не любят, не могут.  И очень мало, где учат действительно общаться по человечески. Сразу отправляют на деловые переговоры. А когда мы близко сидим, не можем друг другу смотреть в глаза, не может дотрагиваться, делать паузы, молчать вместе, и при этом нормально себя чувствовать. Или читать пространство, когда мы молчим… про что это… Обычно всем неловко.

Я считаю, что упущения в коммуникациях именно в этой близкой сфере. Когда слово приятное не могут сказать. Официально-то общаться хорошие есть методики.

У нас в институте обучение коммуникации начинается не с деловых переговоров. Даже для бизнесменов.  Мы сажаем людей напротив. Они просто несколько минут смотрят друг на друга. Могут ли они смотреть глаза в глаза? Отведут, не отведут взгляд… Что они при этом чувствуют?  Что с ними происходит на телесном уровне? Телесники этим начинают заниматься, и потом уже передают тренерам по ораторскому искусству.

Когда один на один человек общается в такой интимной зоне, он потом и сто человек может выдержать.

—  Это тоже про персону и про конвейер, о чем мы уже говорили.

По этому поводу я могу рассказать историю.  Когда я была маленькая, у меня была старшая сестра. А у нее муж художник-монументалист (еще той советской закалки). У них была компания. Собирались маститые художники, дядьки с бородами, как мне тогда казалось десятилетней девочке. Мастерская в центре Москвы, где собирались известные люди. Художники, поэты, музыканты, балетные. Мне было так интересно. Они рассказывали истории. Делились какими-то своими ощущениями от выставок и спектаклей. Делились эмоциями. Друг другу рассказывали свои планы. Строили планы вместе. Мне так хотелось тоже там присутствовать и говорить. Но, что может ребенок в 10 лет сказать? Мне так хотелось с ними говорить. А я не знала как…

Это у меня засело в голове. И, видимо, из-за этого потом и родились коммуникационные тренинги. Может быть, даже из-за этого родился посыл идти в психологию.

После я прошла столько тренингов по коммуникации, начиная с актерского мастерства заканчивая гипнозом. Вспоминая это детское ощущение, мне хотелось принадлежать этой компании взрослых людей и говорить с ними на одном языке.

Этот посыл был оттуда. Сейчас я не видела, чтобы так общались.

Всем желаю интересной жизни, никогда не останавливайтесь в своем развитии и приходите к нам в МИРЛ познавать НОВОЕ на профессиональном уровне!!!