Инвестиционный форум «РОССИЯ ЗОВЕТ 2019»

Когда:
20.11.2019 @ 09:00
2019-11-20T09:00:00+03:00
2019-11-20T09:15:00+03:00

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ФОРУМ ВТБ КАПИТАЛ  РОССИЯ ЗОВЕТ 2019, 20-22 НОЯБРЯ

11-й Ежегодный Инвестиционный Форум ВТБ Капитал «РОССИЯ ЗОВЕТ!» состоится в Москве 20-22 ноября 2019 года в Центре международной торговли. Инвестиционный Форум ВТБ Капитал «РОССИЯ ЗОВЕТ!» является ведущим мероприятием по привлечению портфельных и стратегических инвестиций в российскую экономику, способствуя развитию эффективного взаимодействия между российским бизнесом и международными инвесторами.
 

RUSSIA CALLING is a unique platform

 
«“RUSSIA CALLING!” is a unique platform. It is excellently organized, as always. It’s also very impressive that it’s attended by representatives of numerous media outlets. … Furthermore, the Forum is an excellent communications platform and provides unrivalled access to people who are interesting to talk to. From my point of view, everything went well. And what is more, I have heard in the so-called lobby that today Plenary Session was the best in all the history of “RUSSIA CALLING!” Forum. 
 
Если у Вас есть конкретный вопрос по данной теме, просто напишите эксперту  WhatsApp +79159633383 – Бесплатно
Прямой диалог в рамках Форума создает предпосылки для достижения российскими компаниями высоких результатов на глобальных рынках и обеспечивает эффективную работу международных компаний в России. Программа Форума каждый год затрагивает ключевые тренды в мировой экономике: экономическое развитие России, стратегии ускорения регионального роста, тенденции на рынках долгового и акционерного капиталов, а также ряд других вопросов, касающихся бизнеса и инвестиций.
 

Владимир Путин, задает тон работы Инвестиционного Форума

 
В Пленарной сессии традиционно принимает участие Президент России Владимир Путин, который задает тон работы Инвестиционного Форума. Программа мероприятия также включает ряд панельных сессий с участием представителей Правительства РФ, руководителей крупнейших международных корпораций и ведущих российских компаний. В прошлом году в работе Форума приняли участие свыше 2500 гостей, включая более 500 иностранных делегатов из 63 стран мира, представителей власти и глав ведущих глобальных корпораций.
 

ВТБ Капитал

 
ВТБ Капитал неоднократно становился обладателем международных наград за проведение Инвестиционных Форумов «РОССИЯ ЗОВЕТ!». Форум был отмечен авторитетными премиями в сфере коммуникаций Corporate & Financial Awards журнала Communicate Magazine, IPRA Golden World Awards Международной ассоциации по связям с общественностью, а также признан «Лучшей международной конференцией, посвященной России» по результатам Extel Survey.

3 Replies to “Инвестиционный форум «РОССИЯ ЗОВЕТ 2019»”

  1. в Москве состоится IX инвестиционный форум «Россия зовет!» (Russia calling!). Цель форума — привлечение инвестиций в российскую экономику, развитие диалога между российским бизнесом и иностранными инвесторами.

    Организатор — АО «ВТБ Капитал» (отвечает за корпоративно-инвестиционное направление в группе ВТБ).

    Мероприятие проходит с 2009 года ежегодно в сентябре или октябре. В нем принимают участие представители российского и иностранного бизнеса, российских органов власти. На пленарных заседаниях всех форумов выступал Владимир Путин: в 2009-2011 годах как премьер-министр, а затем — как президент РФ.

    Кроме основных заседаний в Москве форум проводит выездные сессии: в 2009, 2011-2013 и 2017 годах — в Лондоне, в 2013 году — в Нью-Йорке.

    История
    Первый форум «Россия зовет!» прошел 29 сентября — 1 октября 2009 года в московском «Президент-Отеле». В нем приняли участие более 300 человек. Кроме Путина, на нем выступили министр экономического развития Эльвира Набиуллина, министр финансов Алексей Кудрин и др. Как отмечали в ВТБ, за три дня форума состоялось более тысячи встреч иностранных инвесторов с российскими компаниями.

    С 2010 года «Россия зовет!» в Москве проводится на площадке Центра международной торговли, в том же году число участников достигло 1 тыс. человек; с 2011 года форум принимает около 2 тыс. гостей.

    «Россия зовет — 2016»
    Предыдущий форум в Москве состоялся 12-14 октября 2016 года под девизом «Сохраняя ответственность. Расширяя возможности». На конференции присутствовали более 2 тыс. гостей, включая 500 иностранных инвесторов. Среди участников — Путин, председатель правления ВТБ Андрей Костин, министр финансов Антон Силуанов, глава Банка России Эльвира Набиуллина, председатель правления Raiffeisen Bank international Карл Севельда, председатель правления Auchan Holding Вильгельм Убнер, генеральный директор индийской «Нефтяной и газовой корпорации» (ONGC) Нарендра Верма и др. Состоялось более 1 тыс. деловых встреч.

    На пленарном заседании президент РФ заявил, что массового пересмотра итогов приватизации в России не будет, и назвал стратегической задачей экономики России кардинальное повышение производительности труда. Глава государства значительную часть выступления и ответов на вопросы посвятил проблемам внешней политики.

    «Россия зовет — 2017», выездная сессия в Лондоне
    20-21 июня 2017 года, впервые после 2013 года, состоялась выездная сессия форума в Лондоне. На ней выступили Костин, первый заместитель председателя ЦБ РФ Ксения Юдаева, замминистра финансов РФ Владимир Колычев, замминистра Минэкономразвития РФ Николай Подгузов, руководители российских компаний «Россети», «Сибур», «Фосагро» и др.

  2. Форум «Россия зовёт!» – одна из ведущих площадок по привлечению капитала в российскую экономику, улучшению инвестиционного климата и развитию внешних экономических и деловых связей страны.

    * * *

    В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Дамы и господа!

    Очень рад всех вас приветствовать в Москве – участников и гостей традиционного, уже в десятый раз собирающегося форума «Россия зовёт».

    В этом году форум вновь собрал руководителей ведущих российских и зарубежных компаний, инвестфондов, авторитетных специалистов и экспертов, которые связывают свою работу, во всяком случае – часть своей деятельности, с работой в России, проявляют интерес к нашей стране.

    Прежде чем перейти к дискуссии, хотел бы коротко дать характеристику ситуации в российской экономике. В целом она развивается стабильно. По оценкам, за три квартала текущего года ВВП России увеличился на 1,5 процента.

    При этом более высокие, опережающие темпы показывает промышленное производство – плюс три процента, в том числе обрабатывающие производства прибавили 3,2 процента.

    На низких уровнях находятся такие ключевые показатели, как инфляция и безработица: безработица – 4,7 процента, инфляция – где-то 3,5. По прогнозным оценкам Центрального банка (может, госпожа Набиуллина говорила уже об этом) где-то под четыре мы планировали, сейчас 3,5, насколько я знаю.

    Несмотря на попытки внешнего давления, известные внутренние трудности, отечественный бизнес выстраивает долгосрочные планы, наращивает вложения в развитие.

    Объём инвестиций в основной капитал за девять месяцев вырос на 4,1 процента. И такой деловой оптимизм инвесторов, их позитивный настрой – важный индикатор уверенности бизнеса. И мы это высоко ценим, будем поддерживать такие настроения.

    Конечно, очевидно, что нынешние темпы экономического роста недостаточны для кардинального повышения уровня жизни наших граждан. Мы об этом говорим, мы понимаем это и, для того чтобы поменять ситуацию, выстраиваем целую программу развития.

    Как уже говорил, мы ставим перед собой задачу – выйти на темпы роста выше мировых, закрепиться в пятёрке крупнейших мировых экономик. Базу, прочную основу для такой прорывной динамики должно обеспечить решение структурных вопросов.

    Во-первых, это повышение производительности труда, прежде всего за счёт внедрения современных, более эффективных технологий на предприятиях несырьевых отраслей экономики.

    Мы будем совершенствовать систему профессионального образования, обеспечивать постоянное развитие компетенций и эффективную переподготовку кадров.

    Во-вторых, мы сконцентрируем огромные ресурсы и окажем всю необходимую поддержку частным компаниям для развития инфраструктуры. Автомобильные и железные дороги, морские и речные порты, авиасообщение, энергетика, связь – по всем этим направлениям мы планируем кратно, именно кратно нарастить усилия, повысить связанность страны удобными, безопасными коммуникациями.

    Подчеркну: это важно и для более активного участия России в международных экономических отношениях, наращивания экспортных возможностей нашей страны.

    В-третьих, в ближайшие годы мы сделаем всё необходимое для опережающего роста сегмента цифровой экономики. Сформируем нормативно-правовую и технологическую базу для широкого внедрения цифровых решений в системе госуправления (мы уже начали это делать, причём достаточно быстрыми шагами двигаемся), в коммунальной сфере и городском хозяйстве, промышленности, на транспорте, в образовании и здравоохранении.

    Будем создавать принципиально новые отрасли и бизнес-платформы на базе «цифры», стимулировать появление и развитие российских компаний – глобальных лидеров «цифровой эпохи».

    И конечно, для обеспечения инвестиционного роста, привлечения капиталов в российскую экономику мы продолжим улучшать деловой климат, сокращать административную нагрузку на предпринимателей и предлагать инвесторам новые, более удобные механизмы расширения своего бизнеса.

    Безусловно, реализация планов по развитию экономического потенциала страны потребует масштабных вложений со стороны государства, вы наверняка слышали об этих цифрах. Только уточню, что в 2019–2021 годах из федерального бюджета планируется направить 2,3 триллиона рублей на эти цели.

    При этом отмечу, что, несмотря на объективный рост расходов, мы не пошли на ослабление бюджетной политики и в будущем сохраним ответственный подход к управлению финансами, обеспечим необходимый баланс доходов и расходов государственной казны.

    Такая долгосрочная предсказуемость макроэкономической, финансовой, валютной политики, конечно же, крайне важна и для отечественных, и для зарубежных инвесторов.

    Это то, что я хотел сказать в самом начале, уважаемые дамы и господа. У нас ещё запланирована небольшая дискуссия – я в вашем распоряжении.

    Спасибо большое за внимание.

    А.Костин: Прежде всего, спасибо большое, что пришли к нам. У нас действительно юбилейный, десятый форум. И если позволите, две минуты займу внимание аудитории и Ваше, напомню, как всё это зарождалось 10 лет назад.

    Создание этого форума напрямую связано с созданием инвестиционного банка под названием «ВТБ Капитал», который мы создавали 10 лет назад в очень необычный период, в период мирового кризиса, когда многие инвестиционные банки сокращали свою деятельность.

    И мы, конечно, советовались с менеджментом, с ведущими специалистами. У меня была беседа с главой Deutsche Bank Джозефом Аккерманом, известным инвестбанкиром, и он мне сказал: «Андрей, когда увидишь Владимира Владимировича Путина, скажи ему, что нет великой страны без мощного национального инвестиционного банка».

    И когда я пришёл к Владимиру Владимировичу после этого (он тогда был премьер-министром) на доклад, во-первых, Владимир Владимирович одобрил эту инициативу, во-вторых, сказал: «Чем могу помочь?».

    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    Я, как в сказке, думал три желания заказать, но потом вспомнил, что чем больше желаний, тем хуже у сказки конец, и сформулировал одно пожелание: «Владимир Владимирович, можно к нам приходить на конференцию (потому что в те годы любой уважающий себя инвестбанк проводил конференции), а к другим не ходить?» По поводу других он мне ничего не сказал, но он позитивно сказал, что придёт.

    И конечно, в самых даже своих радужных мечтах я не думал, что 10 лет пройдут, и каждый год Владимир Владимирович, невзирая на погоду, политический климат, свою занятость, будет к нам приходить. Это сделало форум тем, чем он есть на самом деле – считаю, ведущим финансовым форумом в нашей стране, и, конечно, вы все приезжаете прежде всего послушать и поговорить с Владимиром Владимировичем.

    Владимир Владимирович, я вспоминал цифры. У нас первый форум, на котором Вы выступали, там присутствовало 300 инвесторов, сейчас у нас – 2200, причём только из-за рубежа приехало более 500 из 63 стран мира. И я всё-таки надеюсь, что Ваши усилия не пропали даром, потому что у великой страны России, мне кажется, есть сегодня надёжный национальный инвестиционный банк. И поэтому огромное Вам спасибо за эту поддержку все эти годы.

    Коллеги, мы сейчас перейдём к вопросам. Вы знаете, у нас демократия, вопросы из зала. Владимир Владимирович часто сам выбирает спикера, но пока вы готовитесь, первый вопрос.

    У нас не наша заготовка, но газета Wall Street Journal, мне кажется, интересный вопрос задала: «Одна из ключевых экономических задач вашего Правительства – это повышение доли инвестиций до 25 процентов ВВП. Похожие цели вы ставили в своих прошлых предвыборных манифестах, но без особого успеха. Что изменилось в этот раз? Почему Вы считаете, что эта задача является более реалистичной сегодня?»

    Могу сказать, что мы утром эту тему немножко обсуждали, и тогда господин Алексей Кудрин сказал, что вообще-то у нас, когда конкретные поручения Президента или Правительства не выполняются, то наказывают, а когда, говорит, мы стратегические задачи ставим, они не выполняются, то, говорит, вроде бы никто ответственности не несёт. Вот за это кто ответственность у нас будет нести? Мой дополнительный вопрос. За выполнение этого показателя с кого Вы спросите?

    В.Путин: Вы знаете, прежде всего, думаю, что коллеги приезжают не для того, чтобы на меня посмотреть и послушать, я не самая главная достопримечательность в Москве. Им есть чем заняться, и между собой пообщаться, и это очень важно, поговорить с коллегами из Правительства, Центрального банка, почувствовать, что называется, чем дышит Россия.

    Во-первых, разница между 2008-м и 2018 годом всё-таки есть. И тогда был кризис, и сейчас вроде бы мы переживаем нелёгкие времена, причём эти кризисные явления вызваны разными обстоятельствами.

    Сейчас всё-таки, на мой взгляд, есть понимание того, что, несмотря ни на какие кризисные явления и даже искусственно создаваемые трудности, российская экономика адаптируется к этим сложностям, чувствует себя уверенно, создаёт условия для собственного внутреннего развития, и это, на мой взгляд, является тем фактором, о котором я сказал с этой трибуны.

    Инвестиционный форум «Россия зовёт!».
    Инвестиционный форум «Россия зовёт!».
    У нас рост ВВП 1,5 процента, не так вроде бы и много, но инвестиции в основной капитал опережают темпы роста ВВП – 4,1 процента. Это говорит о том, что инвесторы уверены в завтрашнем дне, они понимают, какую политику проводят финансовые власти Российской Федерации. Она является стабильной, надёжной и предсказуемой, а к внешним шокам экономика адаптировалась, о чём говорят многие факторы, о которых я упомянул.

    Что касается наказания, то у нас, как всегда это бывает (вы знаете это выражение), по результатам чего бы то ни было всегда «награждают непричастных и наказывают невиновных». По этому пути нам лучше не идти и не думать о том, кого нужно наказать. Нужно думать о том, что сделать дополнительно, чтобы реализовывать те амбициозные планы, которые мы перед собой ставим. Такой план у нас есть.

    А.Костин: Коллеги, пожалуйста. Давайте, у вас есть возможность прямого диалога. Пожалуйста.

    А.Толга: Уважаемый господин Президент!

    Я представляю Турцию и хотел бы спросить: проводится обсуждение того, чтобы отойти от доллара, чтобы добиться большей диверсификации при совершении платежей, для достижения различных внешнеторговых целей.

    Одно из препятствий на этом пути – это сами правительства. Они подписывают соглашения, которые предусматривают оплату долларами, в том числе в рамках двусторонней торговли, и по-прежнему сохраняют эту валюту для резервного управления. Россия здесь не исключение. Что правительства могут сделать, чтобы поддержать этот процесс диверсификации?

    Большое спасибо.

    В.Путин: У нас нет цели уходить от доллара, доллар уходит от нас. (Смех, аплодисменты.) И те, кто принимают соответствующие решения, стреляют себе уже не в ногу, а чуть выше. Потому что такая нестабильность в расчётах в долларах вызывает желание очень многих экономик мира найти альтернативные резервные валюты и создать независимые от доллара системы расчёта.

    Дело не только в нас, поверьте, мы же видим, что в мире происходит. Вы посмотрите, как сокращаются золотовалютные резервы стран, в том числе и ближайших союзников Соединённых Штатов. Долларовые активы сокращаются, посмотрите отчёты, причём у самых крупных держателей долларовых активов. Это результат вот этой политики применения санкций, в том числе с использованием доллара.

    Думаю, рано или поздно осознание это придёт, но пока мир сталкивается с подобными явлениями в экономике, будет осуществляться поиск альтернативных вариантов расчётов и накоплений резервов. Мы тоже это делаем, как и многие другие страны

    Рынок сложился по некоторым видам товаров, по народным товарам, нефти, скажем, но всё равно, когда над решением той или иной проблемы люди думают, эти проблемы всё равно решаются, решения находятся. У нас, например, уже со странами ЕАЭС 70 процентов нашего экспорта и 30 процентов импорта обслуживается в рублях.

    Министр экономического развития Максим Орешкин (слева) и Первый заместитель Председателя Правительства – Министр финансов Антон Силуанов на инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    Министр экономического развития Максим Орешкин (слева) и Первый заместитель Председателя Правительства – Министр финансов Антон Силуанов на инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    С некоторыми странами мы сейчас активно работаем, с нашими крупнейшими торгово-экономическими партнёрами, над созданием систем, которые были бы независимы от SWIFT. Мы работаем над тем, чтобы обеспечить движение товаров.

    Только что разговаривал с Президентом Турции, с вашим руководителем, буквально полчаса назад. Мы говорили по ряду конкретных вопросов, но напомню нашу сделку в области ВТС по поставкам С-400. Мы понимаем, что если мы будем расчёты проводить в долларах, то эти расчёты не пройдут.

    Так мы придумали другой вариант, а сделка всё равно произошла. И так будет по любому виду товаров, это просто один из примеров, который у всех на устах. И по другим товарам то же самое будет.

    Поэтому у нас нет цели уходить от доллара, мы вынуждены это делать. И уверяю вас, мы будем это делать. Но это не потому, что правительства не хотят, мы просто не хотим делать ничего такого резкого, что вредило бы нам самим.

    Но для того, чтобы сделать мировую экономику более устойчивой, более прогнозируемой, а расчёты более эффективными и надёжными, конечно, альтернативные пути будут найдены.

    А.Костин: Пожалуйста, кто ещё?

    Р.Закаро: Меня зовут Реймонд Закаро, я главный специалист по вопросам инвестиций, работаю в Соединённых Штатах. Мы работаем с глобальными рынками. Я раньше изучал историю, и когда я думал о вашей стране, я постоянно думаю, что, естественно, Россия – это великая держава, которая очень много сделала для всего мира.

    В то же самое время, будучи гражданином Америки, я всегда думаю о том, что у нас есть недостаток взаимопонимания, и мир не очень сильно понимает. Мне передали этот подарок от «ВТБ Капитал», там говорится о Вашей встрече с господином Трампом в Хельсинки. Он был отпечатан в Соединённых Штатах Америки, и там есть определённые ошибки на русском.

    Вопрос Вам. Что бы Вы сказали лидерам моей страны, чтобы добиться лучшего взаимопонимания, чтобы они лучше понимали историю России, Ваши точки зрения, с тем чтобы в будущем улучшить взаимоотношения наших двух стран?

    В.Путин: Вы как историк знаете: чтобы знать историю, её нужно учить, надо просто прочитать. Здесь нет ничего сложного, и будут понятными, наверное, тогда мотивы партнёров, с которыми вы работаете.

    Это на самом деле полезная вещь, и вообще это очень интересная наука – история. Мы с Вами знаем эти штампы: чтобы понять будущее, нужно знать то, что происходило в прошлые времена. На сегодняшний день, знаете, мне трудно давать какие-то советы, да и вообще это неблагодарное дело – советовать.

    Вы сказали, Россия – великая страна. Америка тоже великая страна, 300 с лишним миллионов человек, крупнейшая экономика мира. По сути, единственная пока универсальная резервная валюта – доллар. Огромные преимущества. На оборону США тратят 700 миллиардов долларов.

    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    Мы – 46, а Америка – 700 миллиардов. Это больше, чем совокупные расходы на оборону всех стран мира, вместе взятых. Конечно, это великая страна. Мы так к этому и относимся. Нужно с уважением друг к другу относиться и проявлять это уважение в конкретных делах.

    Мы сейчас только что говорили о различного рода ограничениях, в том числе в долларовых расчётах. Или различного рода санкции, или таможенные тарифы, которые вводятся в отношении некоторых стран, например в отношении Китая.

    По оценкам Всемирной торговой организации, взаимные ограничения, которые введены странами «двадцатки» за последнее время, привели к сокращению мировой торговли почти на 500 миллиардов долларов. В этом разве кто-то заинтересован? В том числе такая крупнейшая экономика, как экономика США.

    Для нас это создаёт только определённые окна возможностей. Например, мы будем сою в Китай поставлять. США поставляли в огромных количествах, теперь и мы будем поставлять. Договорились с китайскими друзьями, что будем поставлять сейчас мясо птицы, ещё какие-то дополнительные сельхозтовары.

    По сути, американцы сами отказываются добровольно от этого колоссального рынка, огромного. Зачем? Мне кажется, нужно добиваться для себя позитивного результата, не пытаясь нанести ущерб партнёрам, а пытаясь найти совместные сферы деятельности для более эффективной в конечном итоге совместной работы.

    И от этого все выиграют. А от односторонних политически мотивированных и незаконных с точки зрения международного торгового права и вредных мер все только проиграют.

    Какие здесь могут быть советы? Отказаться от этой политики и искать точки соприкосновения. Мы к этому готовы, хотим этого, я об этом много раз говорил. Надеюсь, если удастся переговорить с Президентом Соединённых Штатов в Аргентине, об этом тоже будем говорить. Насколько я представляю, чувствую, он и сам мне об этом говорил, мы в Париже вместе обедали, сидели друг напротив друга, в течение часа примерно разговаривали друг с другом и с другими коллегами, которые рядом сидели.

    В принципе, насколько я понимаю, Президент Трамп настроен в целом позитивно. Надо найти эти точки соприкосновения, о которых я сказал (но это уже не от меня, а от администрации зависит), найти какой-то общий консенсус внутри самих Соединённых Штатов, который настроил бы всю американскую элиту на такую работу со своими партнёрами.

    М.Басаатни: Добрый день! Меня зовут Мохаммед Басад. Мой вопрос связан с отношениями между ОПЕК и Россией.

    За последние несколько лет было активное сотрудничество в сфере сокращения добычи нефти. И конечно, здесь основной вопрос в том, что многие люди полагают, что это играет на руку производителям сланцевой нефти. Хотел бы знать Вашу точку зрения.

    Кроме того, в связи с сокращением добычи некоторые могут сказать, что на технологии, инновации в российской нефтяной сфере это также влияет. А какова, Ваша точка зрения, долгосрочная стратегия Российской Федерации, для того чтобы реагировать на снижение добычи нефти?

    Инвестиционный форум «Россия зовёт!».
    Инвестиционный форум «Россия зовёт!».
    В.Путин: Вы знаете, мы выстроили работу со странами ОПЕК – 15 стран, входящих в организацию, и 12 стран, которые в организацию не входят, – договорились о совместной работе на мировых рынках, для того чтобы сбалансировать спрос и предложение.

    И надо сказать, думаю, что впервые в истории этой организации нам удалось это сделать, на 100 процентов все договорённости исполнены. Такого раньше не было в самой организации никогда. Должен признать, что это произошло в значительной степени благодаря позиции Саудовской Аравии. Это, по сути, заслуга Саудовской Аравии и Наследного принца, это он был инициатором этой работы. Она привела к позитивным результатам.

    По поводу сланцевой нефти. У нас не было, нет и, надеюсь, дальше никогда не будет, во всяком случае, у России не будет цели подорвать чей-то бизнес, в том числе и тех, кто занимается сланцевой нефтью. Но нужно было сбалансировать рынок и приподнять цену до того уровня, когда сама отрасль станет жизнеспособной и когда в неё вернутся инвестиции.

    Ведь опасность в чём заключалась? В том, что приостановятся инвестиции в отрасль. Собственно говоря, это и начало происходить. И потом, скачок цен был бы неизбежен, но это было бы в значительной степени разрушительно как для производителей, так и для потребителей. Поэтому наша задача и цель заключались в том, чтобы сделать работу совместной, мягкой в интересах как производителей, так и потребителей. Это нам удалось.

    Насколько я помню, в 2013 году цена была 43 с небольшим доллара за баррель, а в текущем – 72 за первые 10 месяцев. Сейчас она упала, потом чуть-чуть опять приподнялась. На мой взгляд, где-то в районе 60 – абсолютно приемлемая величина, нас вполне устраивает.

    Устраивает потому, что мы расходную часть бюджета формируем из 40 долларов с небольшим, и на следующий год у нас 43 с небольшим доллара заложено в расходную часть. Имею в виду, что цена будет 43 доллара за баррель. А точка, при которой добыча сланцевой нефти является рентабельной, где-то от 35 до 45 долларов.

    Разные варианты есть, мы знаем, там может и под 60 уходить, но в целом в среднем где-то от 35 до 45. Так что эта цена, о которой я говорю, сбалансированная и справедливая. И если потребуется, мы в контакте сейчас находимся с ОПЕК, мы будем дальше продолжать эту совместную работу.

    Р.Руйя: Ваше Превосходительство! Друзья!

    Меня зовут Рави Руйя. Я сооснователь группы СА в Индии вместе с моим братом Шаши Руйя.

    Ваше Превосходительство, эта группа занимается различными направлениями бизнеса. Мы занимаемся нефтепереработкой, а также разработкой месторождений нефти. Мы также занимаемся производством электроэнергии, портовой инфраструктурой, а также металлургией и горной добычей.

    Ваше Превосходительство, за последние два года при активном сотрудничестве и поддержке банка ВТБ мы помогли «Роснефти» инвестировать в Индию. В Индии очень большой рынок, в Индии 1,25 миллиарда человек.

    Это самый большой объём инвестиций, который российская частная компания когда-либо делала в частный сектор в Индии. Полагаю, что, возможно, россияне могли бы также продолжать работу на нашем рынке.

    Мы также хотели бы рассмотреть, как мы сможем привлечь новые российские инвестиции в Индию. Это способствовало бы как развитию индийского рынка, так и повышению качества жизни индийских граждан, а также это было бы на руку российскому экспорту.

    Например, российские установки по производству электроэнергии могли бы экспортироваться в Индию. Это было бы в интересах нашей группы.

    Ваше Превосходительство, мой вопрос такой. Экономический рост в Индии сейчас составляет 1,5 процента. Несмотря на повышение цен на нефть, как Вы полагаете, что могло бы способствовать повышению роста ВВП на три процента?

    А.Костин: Вы имеете в виду – в России?

    Р.Руйя: В России.

    В.Путин: Во-первых, хочу сказать, что у нас с Индией действительно сложились очень добрые, конструктивные отношения. Этому помогают и наши, безусловно, дружеские личные отношения с Премьер-министром господином Моди, который является очень серьёзным политиком и в полном смысле этого слова надёжным партнёром.

    Инвестиционный форум «Россия зовёт!».
    Инвестиционный форум «Россия зовёт!».
    В значительной степени благодаря его усилиям мы развиваем наши отношения по очень многим направлениям. Но мы не довольны тем уровнем, который имеем на сегодняшний день. Он не соответствует возможностям ни Индии, ни Российской Федерации. Мы можем многократно, именно многократно, увеличить объём наших торгово-экономических связей и взаимного инвестирования.

    Одна из инвестиций, Вы о ней упомянули, действительно, крупнейшая иностранная инвестиция в истории индийской экономики, – приобретение нашей компанией «Роснефть», по-моему, 12 миллиардов долларов, они вошли в собственность одного из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов Индии. Надеюсь, что это не последняя инвестиция. Надеюсь, что не последняя подобного рода.

    Конечно, мы будем приветствовать и индийские инвестиции в Россию. Мы знаем, как индийцы достаточно эффективно и масштабно работают в сфере фармацевтической отрасли. Будем приветствовать дальнейшее расширение этой работы. Но не только здесь, и по другим отраслям.

    Вы упомянули электроэнергетику. У нас электромашиностроение развито очень хорошо, и традиционно хорошо. В отдельных сегментах рынка мы ещё должны многое сделать, прибавить, наладить производство отдельных продуктов, но в целом у нас и технологии хорошие, и качество хорошее, кадры есть, школа. По этому направлению мы, конечно, можем активно работать.

    Что касается выхода на более высокие темпы экономического роста, я уже говорил, в том числе и с этой трибуны сегодня. У нас целая программа предусмотрена для того, чтобы мы вышли на эти, более высокие, темпы роста. Прежде всего необходимо добиться повышения производительности труда на основе новейших технологий, включая цифровые технологии, – это развитие инфраструктуры, развитие образования и здравоохранения.

    Например, если говорить об инфраструктуре. Мы планируем значительно увеличить пропускную способность автомобильных дорог. И на это будут направлены зарезервированные в течение ближайших пяти-шести лет очень большие ресурсы как государственные, так и частные.

    Мы, например, значительным образом планируем расширить возможности железных дорог Российской Федерации, имея в виду необходимость вывоза на экспорт части наших экспортных товаров: угля, той же нефти и так далее, если говорить о трубопроводном транспорте, и газа.

    Мы будем расширять портовые сооружения, особенно на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Мы и дальше будем развивать морские порты. Для примера скажу: если в 2013 году, по-моему, у нас общий объём перевалки составил 300 миллионов тонн, то в прошлом году мы впервые в нашей истории вышли на перевалку в один миллиард тонн.

    И это явно не завершение пути, это будет всё расширяться. Мы существенным образом будем расширять вложения в здравоохранение и образование, потому что без здорового и образованного человека в современной экономике добиться конечных результатов, необходимых нам, невозможно.

    Интернет будем расширять, безусловно, чтобы он дошёл до каждой, даже маленькой деревни, и так далее. Вот этот огромный набор инструментов, которые мы запланировали в рамках так называемых национальных проектов. Очень рассчитываю, что это даст нам необходимый результат.

    Ю.Томпсон: Вы говорили о планах по расширению инвестиций в российскую экономику. Как Вы оцениваете возможности российского банковского сектора, и какую роль банки могут играть в стимулировании экономического роста?

    В.Путин: Мы полностью отдаём себе отчёт в том, каковы потенциальные возможности наших банков, нашей банковской системы в целом, как это сопоставляется с ведущими мировыми банками, какие у них на сегодняшний день ресурсы, какие возможности, что они могут сделать и, самое главное, как они развиваются.

    У нас есть банки-лидеры, один из них Банк ВТБ. Мы видим и сложности, с которыми они сталкиваются, видим и их достижения и успехи. Центральный банк последовательно, в течение нескольких лет занимается санацией, укреплением российской банковской системы. Иногда это болезненно и затрагивает интересы людей, но в конечном итоге делается именно в интересах граждан Российской Федерации, с тем чтобы банковская система, финансовые учреждения, где люди хранят свои сбережения, была надёжной и стабильной.

    Мы приняли для этого ряд законодательных актов, ряд законов, которые обеспечивают интересы вкладчиков. В последнее время приняли решение ещё разделить лицензии. Есть два вида лицензий теперь, которые требуют от банков разного капитала. Там, по-моему, миллиард и 300 миллионов, это так скажем условно, как её там называют (Набиуллина с вами сидит, она подскажет), скажем, генеральная лицензия и вторая.

    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    Они различаются тем, что во втором случае эти банки, а это, как правило, региональные банки, на них меньше должно быть нагрузки, связанной с резервированием и другими требованиями со стороны регулятора. Мы исходим из того, что региональные банки должны получить возможность более гибко работать. Надеюсь, что так оно и будет. И губернаторы как раз нас об этом просят, подсказывают нам именно такой способ поведения.

    В целом банковская система развивается успешно, стабильно, прибыль очень приличная. Сейчас общий капитал у них, по-моему, 90 триллионов рублей. За первые девять месяцев текущего года они получили прибыль почти 1,5 триллиона рублей. Поэтому здесь мы видим, что происходит, и знаем, что делать дальше для укрепления нашей финансовой системы.

    Ж.-П.Тома: Я советник бывшего Президента Франции Николя Саркози по сотрудничеству между Россией и Францией, сейчас председатель инвестиционного фонда.

    Господин Президент, мой вопрос касается недавних санкций. Наконец, есть ли всё-таки положительная сторона этих санкций для российской экономики, поскольку для нас интересно узнать об успешной истории импортозамещения в сельскохозяйственной сфере, а также и в других секторах российской экономики?

    В.Путин: Считаю, что любые политически мотивированные, незаконные (хочу это подчеркнуть, незаконные) с точки зрения международно-правовых норм, норм ВТО ограничительные меры вредны для всех, в том числе для тех, кто это делает.

    Вы представляете Францию, занимались и занимаетесь вопросами сотрудничества с Российской Федерацией. Есть очевидные вещи, объективные, подтверждённые статистикой. У нас со странами Евросоюза, а это наш крупнейший торгово-экономический партнёр был в своё время, собственно, и сейчас он самый крупный, товарооборот 450 миллиардов долларов, сейчас – 236, по-моему. Разница есть?

    И, по оценкам Европарламента, недопоставка европейской продукции на российский рынок привела к сокращению 400 тысяч рабочих мест на предприятиях стран Евросоюза. Но это разве не удар по экономике стран Евросоюза и по людям, по социальным вопросам? Ведь это семьи, их доходы, дети! Вот к чему приводят такие вещи. Конечно, это негативно влияет и на нас.

    Но есть и позитивные стороны, но в целом и на нас это влияет негативно, на российскую экономику. Но после того как российская экономика, совершенно очевидно, адаптировалась к такому роду поведения со стороны партнёров, и это стало для всех очевидно, плюсов для нас на данный момент, мне кажется, даже больше.

    Во-первых, Вы же тоже инвестор, понимаете, что в таких условиях, при сохранении такой макроэкономической политики, при такой устойчивости экономики, которую демонстрирует сегодня Россия, работать можно, и с прибылью.

    Так многие и делают, и некоторые наши партнёры, допустим, Кирилл Дмитриев сидит перед вами, они с нашим Российским фондом прямых инвестиций автоматически соинвестируют сразу в любой проект, который к своему производству и в работу берёт наш Фонд прямых инвестиций.

    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    Вот Фонд прямых инвестиций взял проект, его партнёр автоматом прямо вкладывает деньги в любой проект, который берёт РФПИ. О чём это говорит? О доверии не только к Фонду, но и к российской экономике.

    И норма прибыли у них насколько больше, чем обычно?

    К.Дмитриев: В три-четыре раза.

    В.Путин: И норма прибыли при таких вложениях в российскую экономику в три-четыре раза выше, чем на других рынках. Вот результат. Понимаете? И вот конкретная работа.

    Что касается импортозамещения. Это мы делали как бы не от хорошей жизни, но получилось, что это не так и плохо. Вот сельское хозяйство вы уже привели в пример. У нас в разы выросло сельхозпроизводство. Если кто-то здесь есть из российских сельхозпроизводителей, они сейчас встанут и тут же бодренько скажут вам: только бы не отменяли европейские санкции.

    Потому что это создаст дополнительную конкуренцию на внутреннем рынке России для них. Хотя сейчас развивается внутренняя конкуренция взамен внешней, и тоже, в общем и целом, она свою антимонопольную роль играет, и достаточно уверенно.

    Вы сейчас про сельское хозяйство сказали: у нас объём экспорта сельхозпродукции в 2013 году был 13 с небольшим миллиардов долларов. Тоже много, нам казалось, очень много. За первые десять месяцев текущего года – 21 миллиард экспорт сельхозпродукции из России. Для нас это приличные цифры.

    Мы стали самой крупной страной в мире по экспорту пшеницы, не зерновых, а именно пшеницы. Выросли и другие секторы в сельском хозяйстве. У нас сейчас самая сложная ситуация была с овощами. Растёт и это, растёт постепенно.

    Деньги там нужны на ряд видов овощей, которые не в открытом грунте. И всё, мы обеспечили эти кредиты, всё развивается. Но дело не только в сельском хозяйстве.

    Смотрите, у нас в области транспортного машиностроения 95 или 98 процентов продукции стало уже сейчас отечественного производства. Раньше у вас покупали значительную часть, теперь сами делаем: 98 или 95 процентов отечественного производства – транспортное машиностроение. В автопроме – 85 процентов. Но это в том числе результат такой глубокой локализации, о которой мы договорились с нашими партнёрами, прежде всего из европейских стран.

    В области нефтегазового оборудования пока 48, но процесс нарастает, и если ограничения будут вводиться, мы решим эту задачу и, так же как и в области транспортного машиностроения, у нас отечественного продукта будет тоже под 90 процентов, если кому-то хочется закрыть своими руками российский рынок.

    Я уже не говорю в области военной техники. Там мы практически ушли вообще от импорта. Мы занимаемся этим регулярно, стабильно, я это контролирую, два раза в год собираюсь с представителями оборонно-промышленного комплекса и Вооружённых Сил по неделе. Мы неделю проводим в Сочи, обсуждаем все вопросы текущего дня, что называется.

    В прошлом году в программы импортозамещения было вложено 600 миллиардов рублей в целом, из них 120 миллиардов рублей из государственного бюджета. Всё это неплохо, как видите, но нам бы хотелось, чтобы мы от таких способов взаимоотношений ушли, и как можно быстрее, и восстановили бы нормальный режим экономической жизни и мировой торговли.

    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    На инвестиционном форуме «Россия зовёт!».
    М.Генри: Меня зовут Майкл Генри, из Бостона. Большое спасибо за то, что Вы здесь с нами сегодня.

    У меня такой вопрос. Очевидно, Вы – наиболее доминирующая, известная личность в России и во всём мире. Хотел бы спросить, что Вы думаете, как будет выглядеть Россия на следующий день после того, как господин Путин покинет политическую сцену в России?

    В.Путин: Куда Вы так спешите? Пока я никуда не собираюсь. Но я могу Вам сказать так: Россия уже и сейчас чувствует себя уверенно, самодостаточно, но она открыта к сотрудничеству со всеми нашими партнёрами, в том числе и с Соединёнными Штатами. Надеюсь, что осознание этого когда-то придёт, и необходимость решения общих задач и проблем будет побуждать нас к совместной эффективной работе.

    Что касается того, как должна развиваться Россия, – я ведь только что об этом говорил и с трибуны, и сейчас, отвечая на вопрос. У нас целый ряд национальных проектов. Надеюсь, что все они будут реализованы в меньшей, в большей степени, но это масштабные, очень амбициозные задачи. Но если мы будем уверенно идти по пути их решения, то страна будет меняться к лучшему.

    Дж.Грапенгиссер: Хотел бы спросить Вас об отношениях с Украиной, прежде всего о происшествии в Керчи. Хотел бы узнать, почему эти корабли захвачены российской стороной. Кроме того, на Украине в следующем году состоятся выборы. Хотел бы узнать, будут ли с российской стороны какие-нибудь информационно-пропагандистские кампании? Это может привести к усилению напряжённости с Украиной. Как Вы оцениваете долгосрочные отношения с Украиной?

    В.Путин: Что касается инцидента в Чёрном море. Это провокация, безусловно, которая организована действующей властью, думаю, что и действующим президентом, в преддверии президентских выборов на Украине в марте следующего года.

    Рейтинг действующего президента, по-моему, находится где-то на пятой строчке, у него есть шансы не войти даже во второй тур, и поэтому нужно что-то делать, чтобы ситуацию обострить и создать непреодолимые препятствия для его конкурентов, прежде всего из оппозиции.

    Почему я так думаю и почему уверен даже, что это именно так? Смотрите. Произошёл инцидент – сейчас я об этом скажу отдельно – в Чёрном море. Но это же пограничный инцидент, не более того. А что было в 2014 году, когда Крым решил присоединиться к России? Это же совсем другая история – масштабная.

    Или тяжёлое событие гражданской войны на юго-востоке Украины – в Донбассе, Луганской области – с применением со стороны правительственных войск танков, тяжёлой артиллерии, даже авиации. Война, по сути, а никакого военного положения не вводилось.

    А сейчас небольшой инцидент в Чёрном море, и ввели военное положение в стране. Явно это делается в преддверии президентских выборов. Абсолютно очевидный факт!

    Теперь по поводу самого этого инцидента, или, точнее, провокации. А это точно провокация. Смотрите, ведь в сентябре этого года примерно такой же караван военных кораблей Украины прошёл по Керченскому заливу, под Керченским мостом

  3. Владимир Путин принял участие в пленарной сессии «Мосты над волнами деглобализации» в рамках XI инвестиционного форума «ВТБ Капитал» «Россия зовёт!».
    В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Дамы и господа!

    Позвольте поприветствовать в Москве всех гостей и участников форума «Россия зовёт!».

    По традиции он собрал отечественных и зарубежных бизнесменов, инвесторов, экспертов самого высокого уровня и ранга, для того чтобы открыто, профессионально поговорить, обсудить актуальные темы деловой повестки, рассмотреть основные тенденции в экономике России – главным образом в экономике России, но, безусловно, этого нельзя делать в отрыве от тех процессов, которые развиваются в мировой экономике.

    В своём вступительном слове хотел бы кратко остановиться на том, как мы видим текущую ситуацию, и в этом контексте обозначить задачи, которые стоят перед нашей страной, те цели, которые мы формулируем как ключевые для национального развития.

    Несмотря на снижение темпов глобального роста, в России сохраняется позитивная экономическая динамика. В прошлом году прирост ВВП составил 2,3 процента. За три квартала текущего года он скромнее – мы это все с вами хорошо знаем – 1,1 процента. Но со второго полугодия, по оценкам Минэкономразвития, отмечается определённое ускорение роста.

    Что касается рынка труда, то сокращается безработица. В среднем за январь–сентябрь она составила 4,6 процента экономически активного населения. Это самое низкое – я хочу это подчеркнуть – самое низкое значение в современной истории России.

    Особое внимание хочу обратить на динамику инфляции. Текущий рост потребительских цен – 3,6 процента, а в начале будущего года мы вполне можем увидеть цифру в три процента и, может быть, даже ниже.

    Вместе с тем снижение инфляции происходит быстрее, чем мы ожидали, и здесь есть определённые риски для оживления экономики, для динамики совокупного спроса. Нужно – и мы будем – держать этот вопрос, разумеется, на постоянном контроле, в постоянном контакте по этому вопросу будем находиться с Правительством, Центральным банком, уважая их предусмотренные законом права и предусмотренную законом независимость.

    В целом ценовая стабилизация – это большое достижение для России, уважаемые коллеги, результат последовательной, системной работы Правительства и Центрального банка, и она открывает, безусловно, новые возможности для наращивания темпов и, что самое главное, качества экономического роста.

    Какие ключевые, структурные вещи имею в виду? Мы об этом часто и много говорим, но, к сожалению, продвигаемся пока – и это нужно сказать открыто – продвигаемся пока медленно, и это серьёзный вызов, на который мы должны ответить.

    Прежде всего, Правительству России, нашему деловому сообществу необходимо добиться кардинальных сдвигов в увеличении производительности труда на основе современных, передовых технологий, роста квалификаций и новых компетенций.

    Отмечу, что Россия активно внедряет стандарты «Ворлдскиллс» в системе профессионального образования, и 1 ноября принято решение создать единый центр при Правительстве. Он будет координировать и поддерживать развитие этого движения в России и в целом освоение новых профессий.

    Далее: наряду с оборонно-промышленным, добывающим комплексом необходимо существенно нарастить конкурентоспособность других, прежде всего, конечно, гражданских секторов российской экономики, обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг.

    Видимым результатом должно стать увеличение несырьевого экспорта. Напомню, перед Правительством поставлены конкретные ориентиры на этот счёт. Для этого в российской экономике мы ставим задачу запустить новый инвестиционный цикл, выйти на ежегодный объём вложений в основной капитал – 25 процентов, а в перспективе – 27 процентов ВВП. Задача вполне достижимая, если иметь в виду, что в текущем году, по предварительным оценкам, он составляет 21,6 процента.

    Напомню, что, по прогнозу Правительства, прирост инвестиций в будущем году должен составить пять процентов, а в 2021 году – 6,5 процента. И для этого есть все основания. Судя по динамике фондового рынка, российские активы, отечественные компании и их возможности вызывают высокий интерес у наших коллег, у наших партнёров, у инвесторов.

    В этом году основной индекс Московской биржи обновил исторический максимум. Капитализация российского рынка акций превысила 48 триллионов рублей, или 45 процентов ВВП. Это больше, чем на развитых рынках и в крупных экономиках. У меня нет данных сейчас по Японии, но это значительно выше, чем в США, в Китае, в Германии, в Великобритании или, скажем, в Индии.

    Однако важно, чтобы интерес к финансовым активам трансформировался в инвестиции в реальные активы, в открытие новых производств и рабочих мест, в освоение перспективных рыночных ниш.

    Заметным шагом в этом направлении стал запуск ипотечных облигаций «ДОМ.РФ», за которыми стоят прямые вложения в развитие жилищной индустрии, в строительство новых домов.

    Вместе с тем считаю, что одним из ключевых индикаторов экономического развития, безусловно, являются доходы, реальные доходы населения. Известно, что сегодня заработные платы в России растут и в номинальном, и в реальном выражении, однако при этом располагаемые доходы граждан практически стоят на месте. Безусловно, нужно изменить эту ситуацию. Это важнейшее направление работы Правительства, и результаты здесь, конечно, пока весьма скромные.

    Вместе с тем вновь хочу подчеркнуть: залог устойчивого долгосрочного роста благополучия граждан – это, конечно, динамичное развитие экономики в целом, увеличение вложений в развитие предприятий и создание качественных рабочих мест, в инфраструктуру.

    Все задачи в этой связи перед Правительством поставлены. Очень рассчитываю, что в тесной координации с Банком России, деловым сообществом они будут успешно реализованы.

    Это всё, что мне хотелось сказать в начале.

    Благодарю вас за внимание, спасибо большое.

    А.Костин: Уважаемый Владимир Владимирович!

    Прежде всего, хочу Вас поблагодарить за то, что Вы вновь на нашем форуме. Это всегда центральное событие и, конечно, притягивает многих людей.

    Я хочу Вам доложить, что у нас участников форума в этом году 2,5 тысячи, из которых 600 приехали буквально из всех стран, из разных, со всех континентов. Нет, вру, наверное, все-таки никого нет из Антарктиды у нас, но мы поправимся еще. Но, в принципе, и Америка, и Азия, и Европа [представлены].

    У нас, Вы знаете, традиционный формат уже. Утром выступали руководители наших экономических ведомств и ряд ведущих бизнесменов, обсуждали проблемы экономического роста. Довольно интересная дискуссия была относительно бюджетных трат.

    На этой панели, тоже по традиции, Вы знаете, у нас представители международного бизнеса, я бы хотел Вам представить их. Это, прежде всего, госпожа Эмма Марчегалья – президент компании ENI. Не надо, наверное, представлять, что это за компания, она тесно работает с Россией, Вы хорошо знаете.

    Господин Кен Моэлис – председатель, главный исполнительный директор и владелец по существу банка американского Moelis & Company (это компания, которая инвестирует в портфельные инвестиции по всему миру). В том числе у него есть богатый опыт работы в России тоже, и он сегодня об этом говорил.

    И господин Ван Яньчжи – президент Фонда Шелкового пути. Тоже, я думаю, представлять не надо, потому что Фонд Шелкового пути активно инвестирует в российскую энергетику, и в компании «СИБУР» долю имеет, в «Ямал СПГ». Совместно с «НОВАТЭК» и «Совкомфлотом» они создали компанию «Морской арктический транспорт», которая занимается разработкой Северного морского пути.

    Поэтому все инвесторы имеют опыт работы в России, они им делились, и в целом опыт этот положительный, что, конечно, не может не радовать.

    Поэтому огромное еще раз спасибо.

    Мы переходим, тоже по нашей традиции, к свободной дискуссии. Владимир Владимирович готов ответить на вопросы зала. Поэтому я просил бы активно, не стесняться, начинать задавать вопросы.

    Пожалуйста.

    Э.Флетчер (как переведено): Эмили Флетчер, BlackRock.

    В начале этого года Россия начала полноформатную разработку национальных проектов, и выделены большие финансовые ресурсы. Однако есть определенные вопросы. Мы видим, что расходование этих фондов не такое оперативное, как планировалось.

    Как Вы оцениваете ход выполнения национальных проектов? Есть ли какие-либо меры? И есть ли факты перевода этих средств из национальных проектов на другие цели?

    Спасибо.

    В.Путин: У нас исполнение бюджета идет, конечно, лучше, чем освоение средств, предусмотренных на национальные проекты. Это очевидно, это все видно из открытых источников.

    По предварительным данным, на сегодняшний день примерно освоение средств, предусмотренных на национальные проекты, составляет 64 процента, и это действительно вопрос, на который мы должны обратить особое внимание. Здесь Вы, безусловно, правы.

    Проблема заключается в том, что очень большой объем выделяемых средств на цели национальных проектов выделяется из федеральных источников, а в значительной степени осваиваться они должны на территориях Российской Федерации. И здесь, конечно, изначально и Правительству, и руководителям регионов Российской Федерации нужно было бы побольше уделить внимания взаимодействию. Сейчас такое взаимодействие налаживается.

    И хотел бы в этой связи отметить только одно: у нас нет цели истратить во что бы то ни стало эти деньги. Нам результат нужен от этих расходов. Результат, который должен выразиться в увеличении темпов экономического роста, в повышении производительности труда, в улучшении качества трудовых ресурсов, и, в конечном итоге, отразиться на благосостоянии людей, на росте их реальных доходов.

    Мы пошли, допустим, для того, чтобы собрать необходимые суммы денег на эти национальные проекты (а это важнейшие направления развития не только для нашей страны, а для всего мира: это прежде всего высокотехнологичное развитие, это инфраструктура и так далее), мы пошли на то, чтобы увеличить даже НДС. И конечно, для нас чрезвычайно важно, чтобы эти средства, которые мы собрали для реализации национальных проектов, были истрачены эффективно. Вот это самое главное, над этим мы и будем работать.

    Спасибо.

    Д.Санерберг (как переведено): Здравствуйте, господин Президент!

    Спасибо, что уделили нам время. Меня зовут Дарси Санерберг, я из США.

    У меня есть вопрос. Учитывая положительный торговый баланс России, хорошие фонды в Фонде национального благосостояния и снижение национального долга, есть ли границы наращивания средств ФНБ? Как планируется их использовать?

    В.Путин: Да, действительно, у нас эти показатели находятся по сравнению с другими странами мира в очень хорошем состоянии, может быть, даже в наилучшем состоянии. Это все элементы, которые отражаются на макроэкономике, создают очень хорошие стартовые позиции для увеличения темпов экономического роста и изменения структуры российской экономки. Мы это учитываем, имеем в виду.

    Но что касается долговых нагрузок. В принципе, [долговая нагрузка] у нас очень низкая, одна из самых низких в мире. Вместе с тем есть такие нюансы: долговая нагрузка, скажем, частного сектора сократилась, а долговая нагрузка Российской Федерации, наша государственная нагрузка, чуть-чуть увеличилась. Но это не меняет существа дела, Вы правы в том, что она низкая, очень низкая.

    Вопрос в том, как мы тратим ФНБ. У нас есть ведь законы, и там все прописано, в том числе в Налоговом кодексе. Мы имеем право тратить, в соответствии с принятыми решениями на уровне законодателей, только в том случае, если уровень ФНБ достигнет семи процентов, превысит семь процентов [ВВП]. Он сейчас превысил семь процентов, это правда. И сейчас должны приниматься решения о том, что и как мы должны сделать с имеющимися свободными ресурсами.

    Но, в соответствии с действующим законодательством, эти средства должны направляться на проекты на возвратной основе. Это должны быть, конечно, прежде всего инфраструктурные проекты, которые дают отдачу для всей экономики. Над этим мы сейчас работаем, над этим думаем, уже такие решения принимаются.

    Кстати, семь процентов преодолены, эта планка в семь процентов, даже по свободной части наших ресурсов, наших накоплений. Поэтому у нас есть все основания сделать шаг, предусмотренный законом. Уже, в принципе, проекты выбираются, они в общем и целом находятся в большой стадии проработки. В таком ключе и будем действовать дальше.

    Конечно, мы будем смотреть, как наполняются эти фонды, как в перспективе ближайшей это все будет смотреться. Будем действовать очень аккуратно, разбрасываться деньгами не будем.

    Но, естественно, мы должны думать о такой важнейшей социально-экономической составляющей, как реальные доходы граждан страны. Повторяю, разбрасываться средствами из таких источников бессмысленно, потому что они исчерпаемы, если действовать неаккуратно, но для того, чтобы толкнуть развитие экономики и на этой базе дать какой-то социальный эффект, мы, конечно, должны и будем это делать.

    А.Костин: Пожалуйста, первый сектор.

    А.Бранис: Андрей Леонидович, спасибо.

    Вы хозяин мероприятия, у меня два вопроса, можно я два вопроса задам, оба интересные? Я в прошлом году промолчал.

    А.Костин: Да. Тут настоящий хозяин пришел, правда, – Владимир Владимирович, поэтому я у него помощником буду, ладно? (Смех.)

    А.Бранис: Если настоящий хозяин не против, конечно.

    Владимир Владимирович, добрый день! Приятно Вас снова здесь видеть.

    Четыре с половиной года назад Вы подписали указ о передаче блокирующего пакета «Башнефти» из федеральной собственности Республики Башкирия, а спустя год «Роснефть» приобрела контрольный пакет, и, таким образом, 60 процентов акций сейчас у «Роснефти», а 40 – у других акционеров, прежде всего у Башкортостана.

    Казалось бы, пришел эффективный собственник, но, видимо, что-то пошло не так, потому что за эти годы добыча «Башнефти» упала на 13 процентов, все продажи сейчас идут через торговый дом «Роснефти», условия расчетов ухудшились, они в два раза хуже, чем среднеотраслевые, выплаты акционерам уменьшились (было 50 процентов от чистой прибыли, теперь 27). Но акционеры получили 79 миллиардов дивидендов за этот период, а «Роснефть» должна «Башнефти» 84 миллиарда. И еще 35 миллиардов лежат на депозитах, конечно, в дочернем банке «Роснефти». То есть это в полтора раза больше, чем получили дивидендов.

    А.Костин: Можно вопрос?

    А.Бранис: Вопрос: как Вы смотрите на такого рода ситуацию? Может быть, Вы что-то могли бы посоветовать вновь избранному главе Башкирии как руководителю крупнейшего миноритарного акционера «Башнефти».

    Спасибо.

    В.Путин: У Вас еще второй вопрос, да, насколько я помню?

    Что касается ситуации в «Башнефти», то я думаю, что это справедливо, когда значительная часть пакета перешла в собственность республики, чего раньше не было.

    Что касается работы конкретно компании, то, конечно, здесь нужно погрузиться просто в реалии происходящих там событий. У нас много компаний, я не могу погрузиться в каждую из них, и нет такой цели. Почему – потому что «Роснефть» хоть и компания с преимущественно государственным участием, но она работает в рынке, и она подчиняется решениям, которые принимаются акционерами и на общих собраниях, и исполнительными органами. Государство не вмешивается в текущую деятельность компании.

    Насколько я помню, «Башнефть» всегда отличалась тем, что у нее были хорошие перерабатывающие мощности, но всегда были проблемы с добычей. И то, что добыча там упала, на мой взгляд, не погружаясь в проблему и не зная деталей, что называется, на уровне первой сигнальной реакции, – видимо, это такие застарелые проблемы, которые и были связаны со сложностями в области добычи. Но все остальное, связанное с финансовым состоянием компании и так далее – на это надо, конечно, посмотреть.

    По поводу активной позиции Республики Башкортостан. Я хочу Вас заверить, что она всегда была активной. И прежний руководитель уделял этому очень серьезное внимание, надеюсь, что и новый руководитель также будет к этому относиться, как к такому активу, который может серьезным образом влиять на социально-экономическое положение республики.

    А.Костин: Могу подтвердить как банк, тесно работающий с «Роснефтью», что положение компании очень хорошее, работа эффективная, финансовое состояние очень устойчивое.

    А так, почему-то американцы задают хорошие вопросы, а русские – плохие. Я не знаю, сейчас буду выбирать.

    В.Путин: У нас здесь нет ни хороших вопросов, ни плохих. У нас нет хозяев, у нас нет подчиненных, мы здесь все в равном положении, несмотря на то, что нас загнали… Как это называется у вас – на панель? (Смех.)

    Лучше «на подиум». Скажем: «на подиум».

    Давайте второй вопрос, пожалуйста.

    А.Бранис: Андрей Леонидович, позитивный вопрос, не волнуйтесь.

    Владимир Владимирович, Вы упомянули рост фондового рынка, что индекс Московской биржи на максимуме и так далее. Важнейшая составляющая этого роста – это то, что произошло с компанией «Газпром» в этом году. Вы знаете, дивиденды более чем удвоились, скоро, наверное, будет новая дивидендная политика, в начале декабря. Произошли серьезные кадровые изменения: почти половина правления была заменена. Я хотел спросить об этом.

    Я знаю, что во многих государственных компаниях произошли очень большие изменения за последние годы, но «Газпром» как-то отставал. С чем связано, на Ваш взгляд, то, что именно в этом году столько позитивных новостей от «Газпрома»? И чего нам как инвесторам ждать в дальнейшем от этой компании?

    Спасибо.

    В.Путин: Связано это с вызовами, которые стоят перед мировой энергетикой. Компания «Газпром» это прекрасно осознает.

    Все эти изменения – это инициатива руководителя компании господина Миллера, в том числе и его настойчивая позиция по увеличению дивидендной части.

    Исхожу из того, что политика подобного рода будет продолжена, а капитализация будет расти. Она вообще явно занижена. Капитализация «Газпрома», это очевидно для всех экспертов, находится на минимальном уровне. Потенциал роста компании «Газпром» – его даже трудно посчитать. У нее самые большие запасы в мире, и они, конечно, должны быть соответствующим образом отражены в отчетности и оценены соответствующим образом. Самый большой потенциал развития – у компании «Газпром» среди энергетических компаний мира, не сомневаюсь.

    П.Беган (как переведено): Добрый день, господин Президент!

    Меня зовут Павел Беган, я работаю в канадском фонде.

    У меня вопрос, который относится к Евразийскому экономическому союзу и положению там. Я знаю, в прошлом были дискуссии относительно заключения договоров о ЗСТ с Сербией, КНР, Сингапуром, однако в последнее время эти разговоры затихли. Задаюсь вопросом: взяли вы какую-то паузу или же произойдет реструктуризация союза?

    В.Путин: Нет, Вы знаете, если что-то и затихло – это обсуждение в прессе, а работа идет без остановок, она ритмично идет. Мы уже заключили несколько договоров о зоне свободной торговли с нашими партнерами, включая, скажем, Вьетнам. Идет работа и с Китаем, с Израилем, с Египтом.

    Мы исходим из того, что мы будем двигаться по этому пути, мы будем работать вместе с нашими китайскими друзьями на предмет соединения масштабного китайского проекта в экономической сфере «Один пояс, один путь» и Евразийского экономического союза. У нас созданы соответствующие механизмы для того, чтобы вместе работать на экспертном уровне.

    Это непростая работа, мы все прекрасно отдаем себе в этом отчет. И государства – члены Евразийского экономического союза, конечно, тщательно должны анализировать, какие группы товаров, на каких условиях будут поступать на наш рынок общий, каковы будут последствия от поступления этих товаров на наш рынок, что мы получим взамен от того, что либерализуем доступ на наш рынок товаров и услуг из других стран.

    Это сложная экспертная работа, результат которой должен быть тщательно сбалансирован, мы с вами все это прекрасно понимаем. Но работа идет, и мы обязательно будем двигаться в этом направлении.

    А.Костин: Соседка слева, Эмма, хотела вопрос задать.

    Э.Марчегалья (как переведено): Господин Президент, спасибо Вам большое.

    Я хотела бы понять, какова Ваша оценка относительно энергетического перехода, который мы наблюдаем сейчас. В любом случае мы считаем, что мы должны соответствовать Парижскому соглашению: мы сокращаем выбросы, мы также инвестируем в возобновляемые источники энергии, в новые технологии. Однако мы считаем, что нефть и газ, в особенности газ, по-прежнему будут играть значительную роль.

    Как Вы знаете, в Европе и в ряде НПО говорится о том, что газ не будет использоваться в будущем, однако я полагаю, и мы все согласны, что это, конечно, неправда, и газ не уйдет. Я хотела бы узнать Вашу оценку положения в этой сфере.

    И также хотела бы узнать, что Вы думаете относительно геополитической обстановки, в особенности на Ближнем Востоке. Вы сыграли колоссальную роль в улучшении обстановки там. Считаете ли Вы, что все разрешено? Какая будет обстановка там в ближайшем будущем?

    Спасибо.

    В.Путин: Наша цивилизация достаточно активно развивается, и никто не хочет, чтобы в конечном итоге, как результат этого развития, все мы опять оказались в пещерах, – или в результате экологического коллапса, или в результате каких-то других непредвиденных обстоятельств.

    Поэтому мы, разумеется, как ответственные люди, мы в России считаем себя именно таковыми, будем стремиться к тому, чтобы баланс, во всяком случае в России, нашей энергетики был как можно более «зелёным». На самом деле сегодня российский энергобаланс является одним из самых «зелёных» в мире. Я имею в виду несколько обстоятельств. Если посмотреть на структуру нашей энергетики, то мы увидим там значительную часть гидроэнергетики, атомной энергетики и газовой генерации.

    Обращаю ваше внимание на то, что в значительной степени сегодня на экологию во многих странах мира оказывает влияние топочный уголь, который является сейчас самым массовым энергоносителем, первичным энергоносителем в мире. Больше всего угля сжигается для получения тепла. В этом смысле, скажем, пренебрежение таким самым чистым углеводородом как газ, на мой взгляд, является абсолютно странным, потому что это самый чистый углеводород.

    Когда продвигают идеи подобного рода, мне кажется, что человечество может опять оказаться в пещерах, но только по причине того, что не будет ничего потреблять, если всю энергетику свести к нулю или только полагаться на энергию солнца или ветра, или приливов. На сегодняшний день технологии таковы, что без углеводородного сырья, без атомной энергетики, без гидроэнергетики человечество просто не сможет выжить, не сможет сохранить свою цивилизацию. Надо к этому относиться по-серьёзному или, как у нас в народе говорят, по-взрослому.

    Когда продвигаются идеи подобного рода, о которых Вы сейчас сказали, то мне кажется, что здесь вступают в силу даже не интересы подавляющего большинства стран мира в борьбе за экологию, а конкурентные интересы тех, кто продвигает соответствующие идеи на мировом энергетическом рынке. Эти люди ловко встраиваются в сегодняшние тенденции общественного сознания и пытаются ввести нас всех в заблуждение.

    Надо исходить из реалий, повторяю ещё раз. Но, конечно, нужно концентрировать ресурсы на развитии возобновляемых источников, водородных источников, скажем, и других чистых, и тех, которые сохранят природу на многие-многие тысячелетия вперед для будущих поколений.

    А.Костин: Второй сектор еще не был у нас.

    Вопрос (как переведено): Господин Президент, спасибо большое за то, что согласились ответить на мой вопрос.

    В настоящий момент макроэкономическая стабильность в России базируется на жесткой денежно-кредитной политике, которую преследовали в течение многого времени. Однако это создавало, конечно, давление на рост, на агрегированный спрос.

    Как Вы считаете, что можно было бы сделать для того, чтобы содействовать росту в среднесрочной перспективе в России помимо национальных проектов, о которых уже говорилось сегодня, и которые пока что не слишком хорошо идут вперед.

    В.Путин: Мы здесь оригинальностью не отличаемся. Если мы говорим о необходимости таргетирования инфляции, сдерживания инфляционных процессов, создания макроэкономических условий для роста, то мы делаем все то же самое, что делают во всех других странах мира, которые ставили перед собой цель таргетирования инфляции.

    Вопрос для нас конкретно в другом: насколько соответствуют уровню и структуре экономики такие жесткие и последовательные действия Центрального банка? Это камешек, так сказать, в огород Банка России, прежде всего. Мы это прекрасно понимаем, знаем это.

    Первое, на что хотел бы обратить Ваше внимание, заключается в том, что, несмотря на всякие россказни об отсутствии демократических институтов в России, у нас такие существуют и в политической сфере, и в сфере экономики, в общественной жизни и в общественном сознании.

    Что касается экономики, то соответствующими законами предусмотрены исключительные права и Банка России, и Правительства Российской Федерации, и они в диалоге между собой выстраивают соответствующую макроэкономическую политику и денежно-кредитную политику. Конечно, денежно-кредитная политика должна соответствовать, и это самое главное, реалиям макроэкономической ситуации.

    Конечно (еще раз хочу употребить это слово), задним числом мы все умные, и некоторые эксперты говорят: «Банк России мог бы к этим 6,5 процента ключевой ставки прийти раньше, не вчера, не позавчера, а значительно раньше, хотя бы в первом квартале текущего года». Наверное, это можно было бы сделать, и, наверное, это бы сказалось на темпах роста. Но Банк России проводит самостоятельную политику, он имеет на это право и пользуется этим правом в полном объёме.

    В этой связи хотел бы что сказать, что я не могу не согласиться с Банком России в том, что у нас очень много непрогнозируемых рисков. Центральный банк действовал консервативно, может быть, в чём-то избыточно консервативно, а может быть, и нет, потому что мы не знаем.

    Видите, сейчас моя коллега слева упомянула о вкладе России в стабилизацию мировых цен на нефть, соответственно, на очень многие другие ресурсы, связанные с энергетикой. А если бы этого не произошло? Какие колебания возникли бы на мировых рынках, и как это отразилось бы на доходах бюджета Российской Федерации?

    Поэтому думаю, что в целом ситуация у нас, точно совершенно, находится под контролем. И Правительство, и Банк России с точки зрения проведения и денежно-кредитной, и макроэкономической политики – оценка, безусловно, удовлетворительная.

    Что можно сделать для того, чтобы все-таки добиться тех целей по поводу темпов экономического роста, о которых я говорил? У нас здесь много инструментов. Вы просили меня не упоминать про национальные проекты, хотя нельзя не сказать: мы рассчитываем, что в среднесрочной перспективе, не с первых шагов, а в среднесрочной будет соответствующий эффект.

    На что мы рассчитываем в целом? Скажем, мы должны перейти и переходим к развитию высокотехнологичных отраслей производства, к цифровизации, к искусственному интеллекту. По данным экспертного сообщества, только внедрение этих новаций может дать ежегодно прирост один процентный пункт роста в год.

    Затем мы идём по пути улучшения делового климата и сокращения административных процедур. Вы знаете наверняка, здесь подавляющее большинство людей знает о том, что приняты решения по так называемой административной гильотине и устранению избыточных ограничений в этой сфере, которые мешают развитию.

    То же самое касается, здесь мы тоже об этом говорим, недавно были приняты даже соответствующие решения по улучшению работы правоохранительной системы. Мы видим здесь определенные проблемы и будем над этим работать.

    Я уже упоминал в своем выступлении следующий параметр – это повышение качества трудовых ресурсов. WorldSkills – это только одно из направлений, у нас целая система подготовки кадров создается и по другим направлениям, кроме WorldSkills, что мы делаем в тесном контакте с деловым сообществом. Это всё, мне кажется, и должно принести соответствующий результат, на который мы рассчитываем.

    А.Костин: Владимир Владимирович, а Вы сказали, что работа Центрального банка – удовлетворительная. Это Вы ему «тройку» поставили или как?

    В.Путин: Это смотря, по какой системе: если по трёхбалльной, тогда это будет «отлично».

    А.Костин: Хорошо, а то они расстроятся потом, будут переживать.

    В.Путин: Нет, не расстроятся, они – крепкие девушки и ребята.

    А.Костин: Девушки действительно там хорошие.

    Хорошо, шестой сектор давайте ещё раз.

    Е.Ловен: Спасибо огромное. Елена Ловен – управляющая фондами Swedbank Robur в Стокгольме.

    Можно я верну Вас обратно к вопросу о климате, потому что он уж очень наболел и вырос гораздо больше, чем российский рынок в этом году. Вы частично ответили на этот вопрос. Я просто хотела дополнение услышать по поводу участия России в Парижском соглашении о климате, которое Вы одобрили.

    Первый вопрос: какие преимущества для страны и глобально от того, что Россия стала частью этого соглашения в свете того, что США из него вышли?

    И второй вопрос: какие есть предпосылки у страны исполнить нормы и условия этого договора, в частности, законодательные, технологические и другие?

    Спасибо.

    В.Путин: Россия не в связи с Парижским соглашением стала участником этого процесса. Мы и в Киотском протоколе принимали участие, и все обязательства, которые взяли на себя в рамках Киотского протокола, тоже всё выполнили.

    Мы намерены выполнять и все наши обязательства в рамках Парижского соглашения. И приняли соответствующее решение на правительственном уровне уже, Вы не можете об этом не знать тоже.

    Из чего мы исходим? Во-первых, мы исходим из реалий, связанных с развитием нашей экономики.

    Только что говорил, что мы рассчитываем, скажем, при использовании искусственного интеллекта и цифровизации увеличивать рост экономики на один процентный пункт. Это как раз связано с тем, что мы, в том числе и таким образом, собираемся реализовывать наши обязательства в рамках Парижского соглашения. Мы будем всё делать для того, чтобы менять структуру нашей экономки, чтобы она была более экологичной, более «зелёной». Мы будем вкладывать средства в те проблемные точки, и с производственной точки зрения, и с территориальной, которые у нас, безусловно, есть в стране.

    Разумеется, вы знаете, что в советское время вообще ничего не делалось на этот счёт, просто совсем. Наши крупные производственные комплексы, скажем в Сибири, строились вообще без всякого учёта экологических последствий. В 90-е годы, когда, по сути, экономика упала ниже плинтуса, в начале 2000-х годов, когда мы, по сути дела, занимались тем, что старались страну сохранить. Вот о чём шла речь.

    Подобрались к 2008 году, и уже в принципе готовы были переходить к наилучшим известным технологиям для того, чтобы применять их в России. Здесь представители российского бизнеса сидят, спросите у них, все пришли в Правительство, сказали: «Нет, сейчас не время, кризис мировой. Если мы сейчас перейдём к этим технологиям, мы вынуждены будем сократить тысячи рабочих мест». Мы вынуждены были опять перенести применение этих правил.

    Сейчас надеюсь, уверен даже в том, что все возможности у нас для этого есть. Мы будем в крупнейших городах, где находятся главные наши эмитенты, применять выработанные и принятые на законодательном уровне решения, вводя по определённой шкале штрафные санкции против тех, кто не применяет эти современные технологии, обеспечивающие условия для не только выполнения наших обязательств в рамках Парижского соглашения, а обязательств перед нашими гражданами, которые должны и имеют право жить в более лучших экологических условиях. Сначала в основных городах-эмитентах и в основных отраслях, потом дальше. Целая программа в Правительстве существует, будем этим последовательно заниматься.

    В этой связи хотел бы обратить Ваше внимание вот ещё на что. Мы взяли на себя бо́льшие обязательства, чем страны Евросоюза с точки зрения понижения, сокращения антропогенных выбросов в атмосферу. И уверен, мы это сделаем.

    Вопрос: Господин Президент, как Вы улучшаете отношения с Соединёнными Штатами, в чём точки взаимодействия и каковы перспективы сокращения санкций или их отмены?

    В.Путин: Вы знаете, что касается санкций и перспектив их отмены – это нужно спросить у Администрации Соединённых Штатов, не мы же вводили санкции против нас самих, это сделал Конгресс США, Вы у них спросите.

    На что бы в этой связи хотел обратить внимание. Во-первых, это вынудило нас заниматься импортозамещением там, где, мы считаем, это касается наших национальных интересов, связанных с безопасностью страны. Это широкий спектр отраслей – это сельское хозяйство, это медицина, это фармацевтика, это оборонно-промышленный комплекс. И в целом мы достигли очень серьёзных и положительных результатов.

    Вы знаете, я вам скажу честно, уже могу сказать откровенно, публично: после того как первые шаги в этом санкционном списке были сделаны, определённая тревога у меня была. Хочу поблагодарить всех своих коллег, неизвестных людей, которые работают каждый на своём рабочем месте в отраслях, на производствах, в конструкторских бюро, в научно-исследовательских институтах. Сделан очень серьёзный, большой шаг в повышении нашего экономического и технологического суверенитета. В этом смысле все эти ограничения пошли на пользу нашей экономике.

    Но есть, конечно, и минусы, они являются минусами для всех. Просто они исчисляются миллиардами долларов. Скажем, для Европы, по-моему, по подсчетам самих европейцев, где-то 50 миллиардов они насчитали потерь. У нас, кстати говоря, гораздо меньше в отношениях с Европой. В Штатах то же самое. Ограничения, которые вводит Администрация в последние годы, не помню уже сколько, больше десятка ограничений введено, там 400 с лишним компаний и почти 300 физических лиц. Вы знаете, эффект бумеранга. Взяли, запретили, допустим, своим компаниям, я уже говорил об этом, работать на шельфе. Зачем? Компании вложили определённые средства в тот или иной проект, и вынуждены были потом уйти из этих проектов с потерями. Кого наказали-то? Сами себя и наказали, в ногу себе выстрелили и всё.

    Как мы собираемся выстраивать отношения? Считаю, что у нас много общих интересов с Соединёнными Штатами. Соединённые Штаты – великая страна, мы всегда относились и относимся с уважением к Соединённым Штатам. Мы были дважды союзниками в двух мировых войнах. Всё это – наша общая история, причём история позитивная. Мы, конечно, хотим сотрудничать и в технологической сфере, в экономике в целом. Но, смотрите, при Президенте Обаме (я уже, по-моему, тоже упоминал об этом) до 20 миллиардов сократился наш товарооборот. За два года президентства Трампа товарооборот вырос до 25 миллиардов долларов. Много это или мало? У нас с Турцией 25 миллиардов долларов, и с такой экономикой, как у США, тоже 25 миллиардов. Мало, конечно.

    В экономике у нас есть совместные интересы, уж в энергетике сто процентов. У нас есть совместные интересы, с точки зрения обеспечения международной безопасности, всё-таки Россия и Соединённые Штаты являются крупнейшими ядерными державами. На сегодняшний день это так. Не учитывать этот фактор нельзя. В борьбе с терроризмом худо-бедно, но всё-таки мы сотрудничаем, на оперативном уровне хотя бы идёт сотрудничество в Сирии. С организованной преступностью, в борьбе с сохранением природы тоже.

    Коллега сейчас упоминала о том, что США вышли из Парижского соглашения, но мне кажется, что это ошибочное действие. Но логику можно понять, потому что те ограничения, которые прежняя Администрация на себя взяла, они, безусловно, были, наверное, непростыми для Соединённых Штатов. Ведь парижские соглашения носят рамочный характер, они не обязывающие, там нет ничего обязывающего, и в целом Администрация могла бы скорректировать свои обязательства даже в рамках этих соглашений. Но действующая Администрация пошла по другому пути.

    Но надо всё равно вовлекать действующую Администрацию в решение этих вопросов. Это тоже наше общее поле для совместной деятельности. Я думаю, что это можно делать. Президент Трамп неоднократно говорил о том, что он не собирается уничтожать экологию во всем мире, надо только найти сбалансированные решения в интересах американской экономики. Думаю, что здесь тоже есть о чём говорить.

    То есть у нас очень много совпадающих площадок для совмес

Comments are closed.