Что такое Эндаумент-фонд?

Эндаумент-фонд – это новые возможности для благотворительных организаций, где капитал, созданный за счет пожертвований, инвестируется на фондовом рынке, а полученные доходы от управления фондом идут на нужды получателя пожертвований. Эндаумент-фонды существуют достаточно давно и распространены за рубежом, наиболее крупные фонды – Нобелевский фонд и Гарвардский фонд.

В России такие фонды находятся на пути своего развития, а вступивший в силу ФЗ №275 от 30.12.2006 г. « О формировании и использовании целевого капитала НКО», открыл новые возможности для некоммерческих организаций и меценатов.

Эндаумент (англ. endowment) — целевой фонд, предназначенный для использования в некоммерческих целях, как правило, для финансирования организаций образования, медицины, культуры.

Эндаумент наполняется преимущественно за счет благотворительных пожертвований. Эндаумент может инвестировать свои средства с целью извлечения дохода, однако обязан направлять весь полученный доход в пользу тех организаций, для поддержки которых он был создан. Отличием эндаумента от обычной благотворительной организации является строго целевой характер деятельности (как правило, эндаумент создаётся для поддержки какой-либо одной организации, например, определённого университета) и нацеленность на получение дохода за счёт инвестирования средств.

Эндаумент призван обеспечить:
• частичную независимость от разовых пожертвований и иных добровольных поступлений; • финансовую стабильность посредством получения гарантированного дохода; • формирование долговременного источника финансирования определённой некоммерческой деятельности.
Преимуществом эндаумента является прозрачный характер его деятельности. Поскольку средства эндаумента могут быть направлены только в ту организацию, для поддержки которой он создан, то его невозможно использовать для минимизации налогообложения (когда налоги снижаются за счёт расходов, якобы идущих на благотворительность; это актуально для тех стран, где благотворительность не облагается налогом).

Эндаумент-фонды впервые возникли в США и использовались, прежде всего, для негосударственной поддержки образовательных учреждений. В настоящее время эндаумент Гарвардского университета составляет более 34 миллиардов долларов, Йельского — 12,7 миллиарда, Принстонского и Стэнфордского — свыше 10 миллиардов каждый. «Национальный фонд искусств», выросший из эндаумента, фактически выполняет функции отсутствующего в США Министерства культуры.

Эндаументы в законодательном пространстве России регулируются Федеральным Законом № 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»

Первый эндаумент-фонд, созданный и зарегистрированный в России — Фонд Развития МГИМО, существующий с 28 марта 2007 года. К марту 2008 года капитал фонда составил 375 миллионов рублей. Также одними из первых в России эндаумент-фонды созданы для поддержки Московской школы управления СКОЛКОВО (дата регистрации — 29 марта 2007 года) и Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета.

Основные выводы:
Один из главных выводов исследования состоит в фиксации факта слабой информированности представителей бизнес-сообщества о сути модели целевого капитала НКО. Осведомленность потенциальных жертвователей о новом механизме пожертвований весьма поверхностна. Причина слабой информированности объясняется тем, что закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» принят совсем недавно, а практика его применения (создание и функционирование фондов ЦК) только разворачивается. Немаловажно и то, что модель ЦК непривычна для доноров, она серьезно расходится с традиционными формами оказания поддержки (например, прямая благотворительность) и потому «сходу» не очень понятна. Даже те респонденты, кто участвовал в информационных семинарах, проводимых в рамках исследования с целью презентации модели ЦК, не чувствовали себя абсолютно уверенными в своем понимании механизма формирования и использования целевого капитала. Сама по себе идея внедрения модели целевого капитала в российскую действительность отторжения не вызывает, хотя отношение к ней неоднозначно. Скорее, можно говорить о естественных для начального периода опасениях и сомнениях, о сложившихся стереотипах и привычках, которые не всегда легко изменить. Вызывает негативную реакцию «неорганичность», «искусственность» модели для России в комплекте со ссылками на сложившиеся традиции российского меценатства: – преждевременность внедрения модели, наличие рисков (экономических, политических и т.п.); – отсутствие опыта, позитивных примеров функционирования фондов ЦК. Преимущества модели ЦК, в т.ч. в сравнении с другими формами пожертвований: – модель ЦК создает возможность для долгосрочного планирования и развития социальной сферы (механизм адекватен общей стабильной ситуации в стране); – модель ЦК удобна для крупных компаний, склонных к стратегическому планированию бизнеса и вложений в социальную сферу; – модель ЦК прозрачна и обеспечивает гарантии для доноров в целевом расходовании средств; – модель ЦК обеспечивает для НКО возможность изменить подход к реализации социальных проектов, учиться зарабатывать средства, а не только выступать в роли просителей; – модель ЦК создает возможность аккумулировать средства в благотворительных целях, что делает ее привлекательной для средних и мелких компаний. К недостаткам модели, в представлениях доноров, относятся: – риски финансового характера (малодоходность гарантированных финансовых операций, высокий уровень инфляции, незастрахованность от финансовых кризисов); – сложности с формированием «тела» ЦК такого размера, который гарантировал бы более или менее существенную по объему прибыль, направляемую на благотворительную деятельность; – отсутствие быстрого эффекта для благополучателя; модель рассчитана на долгосрочный эффект, но не может обеспечить сиюминутные потребности, быструю отдачу, что психологически некомфортно для некоторых жертвователей, привыкших к оказанию поддержки в традиционной форме адресной прямой помощи; – использование модели для деятельности финансовых мошенников; это мнение зиждется на распространенных стереотипах типа «в России всегда воруют»; – отсутствие налогового стимулирования жертвователей.  С законодательством о целевом капитале НКО потенциальные жертвователи практически не знакомы, что затрудняет  получение от них предложений по его совершенствованию. Основное предложение по развитию законодательства о ЦК касалось предоставления налоговых льгот для жертвователей, которое, как считается, могло бы стимулировать представителей бизнеса к участию в формировании фондов ЦК. На настоящий момент большинство опрошенных в ходе исследования потенциальных доноров не готовы использовать модель целевого капитала в практике своих компаний, однако они с интересом отнеслись к перспективе использования данного механизма пожертвований в будущем. Представителям бизнес-структур для принятия решения об участии в модели целевого капитала необходимо время, чтобы понять и разобраться в тонкостях модели, посмотреть на практику участия других компаний, «перестроиться» на иной механизм пожертвований. Это вновь актуализирует необходимость проблему повышения информированности о модели целевого капитала (организацию специальных дискуссий, обмен опытом корпоративной благотворительности и т.д.). Информированность доноров о модели целевого капитала НКО. Изучение отношения жертвователей к модели целевого капитала НКО уместно начать с определения уровня информированности о ней. Это особенно важно в силу двух причин: законодательство о ЦК принято совсем недавно, а реальная практика его применения только разворачивается; к тому же предлагаемая моделью ЦК схема пожертвований отличается от схем традиционной благотворительности. Исследование показало, что эти обстоятельства на сегодняшний день серьезно влияют на отношение представителей бизнес-структур к модели целевого капитала НКО. В отличие от потенциальных жертвователей реальные доноры, принявшие участие в опросе, чаще узнавали о модели целевого капитала не с помощью открытых источников информации, а через личные и/или «корпоративные» знакомства. Приоритет «личных знакомств» как источников информации о модели целевого капитала среди реальных доноров во многом объясняется спецификой созданных первыми фондов целевого капитала. Это в основном фонды крупных университетов. Соответственно, жертвуют туда часто бывшие выпускники, сохранившие связи с «альма-матер». Относительно необходимости проведения специальных мероприятий с донорами по разъяснению модели целевого капитала и общественных дискуссий на эту тему: Исследование показало, что, во-первых,самостоятельное ознакомление с моделью целевого капитала вызывает больше вопросов, чем ответов, во-вторых, формат «лекции» дает не достаточно для понимания данной темы, и только в ходе дискуссии возникает представление о модели и проблемах ее применения на практике. Отношение к идее внедрения модели целевого капитала НКО в российских условиях. Общее отношение участников опроса к идее внедрения модели целевого капитала в российских условиях (актуальность и своевременность внедрения) оказалось неоднозначным. Понятно, что реальные жертвователи относятся к идее положительно, выразив это отношение самим фактом вложения средств в фонд ЦК. Среди потенциальных жертвователей присутствуют прямо противоположные оценки (от негативных до позитивных), но чаще встречалось неопределенно-позитивное либо сугубо позитивное отношение к идее внедрения модели ЦК.

Как показал анализ, неприятие самой идеи целевого капитала мотивировалось в основном соображениями трех типов:
1. «Неорганичность», «искусственность» модели для России. Приверженцы этой точки зрения ссылаются на «иные» сложившиеся российские традиции меценатства (например, прямые пожертвования).
2. Преждевременность внедрения модели ЦК, наличие определенных (экономических, политических и иных) рисков. По мнению ряда респондентов, к внедрению модели не готово общество, не созрели экономические условия (нестабильность).
3. Отсутствие опыта, позитивных примеров удачного функционирования фондов ЦК («хотелось бы посмотреть на какие-то примеры… Чтобы кто-то на своем опыте убедил нас в преимуществах этого механизма»). Понятно, что новое вызывает естественные опасения; тем более, то, что связано с вложением значительных средств. Имеются основания предполагать, что мотивация данного типа особенно характерна для советского менталитета, для менеджеров «старой закалки», которым трудно перестроиться.

Напротив, «новые менеджеры» более открыты к инновациям, в том числе, и в данной сфере, они легче воспринимают западный опыт, западные технологии и т.п. Позитивное отношение к идее внедрения модели целевого капитала в российскую практику и реальные, и потенциальные жертвователи в фонды ЦК мотивировали приблизительно одинаково:
1. Благоприятная экономическая ситуация в стране, стабилизация рынков и т.п., которые обеспечивают, с одной стороны, значительные доходы в бизнесе, а с другой – возможность долгосрочного планирования деятельности.
2. Позитивное отношение к разнообразию механизмов и возможностей для пожертвований, дающему возможность выбора для потенциальных доноров форм и инструментов, отвечающих его интересам и потребностям.
3. Хорошо себя зарекомендовавший западный опыт, который следует применить и в России. Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на слабую информированность представителей бизнеса, отсутствие реального опыта функционирования фондов ЦК и т.п. сама по себе идея внедрения модели целевого капитала НКО в российскую действительность отторжения не вызывает. Скорее, можно говорить о естественных для начального периода опасениях и сомнениях, о сложившихся стереотипах и привычках, которые не всегда легко изменить. Оценка преимуществ и недостатков модели целевого капитала НКО в сравнении с другими механизмами благотворительной деятельности. Использование НКО модели целевого капитала это переход на долгосрочные проекты… Здесь речь идет не о сиюминутной помощи нуждающимся, а именно о серьезных социальных инвестициях. «Это дает возможность НКО осуществлять долгосрочные программы, давая возможность людям, которые занимаются этими программами, обеспечить для себя хотя бы минимальный прожиточный минимум. А в долгосрочной перспективе это создает фундамент для создания частного целевого финансирования, долгосрочного, без опасности траты денег быстро, но не эффективно, что интересно жертвователям»  Модель ЦК удобна для очень крупных компаний, которые вкладываются в социальную сферу в рамках стратегического планирования своего бизнеса. Многие крупные корпорации финансируют крупные программы, направленные на создание благоприятной социальной среды в регионах своего присутствия, результаты которых могут иметь весьма отдаленные последствия (что созвучно модели ЦК). Финансирование таких программ оптимально через модель целевого капитала. Планирование подобных программ подразумевает очень крупное финансирование с определенной периодичностью. Естественно, что делать это бизнесу постоянно может быть накладно. Поэтому наиболее выгодно единоразово осуществлять вложения в фонды целевого капитала, а дальше уже просто контролировать эти капиталовложения в рамках конкретного фонда или НКО.                                                             
Прозрачность механизма и гарантии для донора в целевом расходовании средств заключается в том, доноры абсолютно защищены законодательством. Преимущества имеют крупные доноры, которые хотят повысить прозрачность привлечения своих средств к конкретным акциям, людям, предприятиям. Они могут контролировать распределение этих средств.  Модель ЦК обеспечивает для НКО возможность изменить подход к реализации социальных проектов – учиться зарабатывать и тратить средства, а не просто распределять пожертвования благотворителей. «Могут быть прямые пожертвования нуждающимся… Это, что называется, дать рыбу. А могут быть социальные инвестиции. Это, что называется, дать не рыбу, а удочку, и научить этим пользоваться. Это совершенно другая сторона, другой подход». Представления доноров о недостатках модели ЦК Среди недостатков модели ЦК, озвученных участниками исследования, можно выделить один главный, упомянутый едва ли не в каждом интервью. Речь идет о рисках финансового характера – отсутствие гарантии получения прибыли и даже возврата средств, вложенных в целевой капитал, при доверительном управлении и имуществом ЦК. По мнению респондентов, ситуация в России такова, что гарантированные финансовые операции малодоходны, кроме того, несмотря на нынешнюю относительную стабильность, страна не застрахована от финансовых кризисов, высок и текущий уровень инфляции.  Сложности с формированием «тела» ЦК такого размера, который гарантировал бы более или менее существенную по объему прибыль, которая направляется на благотворительную деятельность. Особенно велики сомнения в том, удастся ли в регионах НКО привлечь такое количество жертвователей и средств. Отсутствие быстрого эффекта для благополучателя. Психологически понятно, что жертвователю зачастую хочется быстро увидеть результат и отдачу от передачи пожертвования, а модель ЦК рассчитана на долгосрочный эффект, но обеспечить быстрый эффект, удовлетворить сиюминутную потребность она не может. Для ряда потенциальных жертвователей этот момент представляется скорее недостатком, чем достоинством модели. Особенно это касается тех представителей бизнеса, которые привыкли к оказанию благотворительности в традиционной форме прямой адресной помощи. Недостатки ЦК являются продолжением его достоинств. Ниже оперативность оказываемой помощи, она долгосрочная, но быстрого эффекта для благополучателя не дает. Если у благополучателя есть срочные потребности, то что ЦК не может эту потребность обеспечить, т.е. если ты жертвуешь сумму в общий котел целевого капитала конкретного фонда, то конкретный результат тебе будет увидеть сразу трудно. К недостаткам модели ЦК (в восприятии доноров) можно отнести и отсутствие налогового стимулирования жертвователей со стороны государства.  Оценка последствий внедрения модели целевого капитала НКО в российскую практику. Наиболее ожидаемое позитивное последствие внедрения модели ЦК связано с его главным преимуществом – как его представляют реальные и потенциальные доноры: внедрение модели ЦК создаст возможность для стратегического планирования и устойчивого развития внутри сектора, созданию долгосрочных проектов в социальной сфере. Появление новых механизмов получения благотворительной помощи для долгосрочных, общественно значимых проектов, которые требуют многолетних вложений и финансирования. По мнению респондентов, внедрение модели также: – повысит прозрачность НКО, позитивно повлияет на их отчетность; – как следствие, повысит доверие со стороны крупного и среднего бизнеса к НКО; – структурирует российскую благотворительность, которая, по мнению одного из доноров, «сейчас носит достаточно хаотичный характер». Среди возможных негативных последствий были названы лишь возможное мошенничество и бюрократия.  Оценка законодательства о целевом капитале и отдельных элементов модели целевого капитала. Основным предложением по совершенствованию законодательства о ЦК было предложение, касающееся предоставления налоговых льгот для жертвователей (это уже упоминалось при описании мнений доноров о недостатках модели ЦК). Судя по результатам опроса, эта тема является актуальной для представителей бизнес-структур, а введение налоговых льгот рассматривается как важный стимул для доноров и, следовательно, для активизации внедрения ЦК в российскую практику.  О расширении источников формирования имущества целевого капитала. В настоящий момент целевой капитал НКО может формироваться только за счет денежных средств жертвователей, однако рассматривается вопрос о законодательном закреплении расширения источников формирования имущества ЦК. Одной из задач исследования было выяснение отношения реальных и потенциальных доноров к этой идее, в т.ч. к разрешению формировать ЦК за счет ценных бумаг и объектов недвижимости. Оценивая готовность доноров к участию в формировании целевого капитала НКО, следует иметь в виду следующее обстоятельство. Согласно ранее проведенным исследованиям, российские благотворители (как частные лица, так и руководители компаний) пока достаточно настороженно относятся к возможности жертвовать через разного рода специальные фонды, профессионально занимающиеся благотворительной деятельностью. В силу разных обстоятельств (в первую очередь – отсутствие доверия к фондам), они предпочитают «прямую» благотворительность,даже несмотря на то, что это связано с затратами времени и сил (в крайнем случае, создаются «собственные» фонды компании). Очевидно, что настороженное отношение к профессиональным фондам может переноситься и на фонды ЦК. На настоящий момент опрошенные в ходе исследования потенциальные жертвователи не готовы использовать модель целевого капитала в практике своих компаний, однако они с интересом отнеслись к перспективе использования данного механизма пожертвований в будущем. Потенциальным жертвователям для принятия решения об участии в модели целевого капитала необходимо время для того, чтобы понять и разобраться в тонкостях модели, посмотреть на практику участия других компаний, «перестроиться» на иной механизм пожертвований. Сама по себе модель целевого капитала очень интересная, но нам нужно какое-то время, чтобы это понять и перестроиться. Сейчас хочется увидеть какие-то первые результаты. Вполне возможно, что в последствии все больше и больше компаний будут переходить на эту модель. Среди препятствий на пути внедрения модели целевого капитала в практику корпоративной благотворительности респонденты называли  форму собственности компании:«Препятствие – это форма собственности. Менеджмент компании, которая управляет благотворительным бюджетом, не является собственником компании и не распоряжается, скажем, так, чистой прибылью этой компании. Ею распоряжается наши акционеры. Соответственно, для компаний, которыми владеют, скажем, так, российские олигархи или собственники, этот механизм может быть проще, потому, что они сами своим капиталом, в этом смысле, управляют и определяют цели его использования. А мы не можем управлять, то есть, у нас есть ограничения на использование собственного капитала». Отдельно необходимо отметить, что потенциальные жертвователи и в интервью и на семинарах высказывались за необходимость повышения их информированности о модели целевого капитала (организации специальных дискуссий, обмене опытом корпоративной благотворительности и т.д.). Т.е. низкий уровень информированности о модели также можно рассматривать как препятствие на пути внедрения данного механизма в корпоративную практику. Оценка реальными жертвователями практики использования модели целевого капитала НКО в благотворительной деятельности. Решения пожертвовать в фонд целевого капитала в крупных компаниях принималось, как правило, высшим руководством: генеральным директором, председателем Совета директоров и т.п. Среди мотиваций, которые двигали реальными донорами, чтобы пожертвовать в фонды целевого капитала выделим следующие: – желание быть современными, прогрессивными и инновационными; – стремление быть публичными, открытыми, социально ответственными; – желание вложиться во что-то долгосрочное, надежное и перспективное. Опрошенные в ходе исследования реальные жертвователи в фонды целевого капитала, оценивая свой небольшой опыт участия в данной модели, отметили  адекватность и эффективность применения данного механизма пожертвований для осуществления стратегических, масштабных, долгосрочных задач и проектов. Наоборот, для оперативной благотворительной помощи более применимыми и эффективными оказываются альтернативные механизмы благотворительности (как правило, «прямая благотворительность»).  «Эндаумент закладывает некую основу на будущее, а прямые пожертвования решают текущие проблемы» В целом реальные жертвователи на сегодняшний день не готовы в полной мере оценить свой опыт жертвования в ЦК, что вполне понятно. В основном они ожидают первых результатов деятельности фондов. За рубежом самым эффективным способом привлечения жертвователей является проведение крупных фандрайзинговых кампаний, в результате которых вузы собирают миллиарды долларов. Мне кажется, что успех кампаний кроется в способности университетов сформулировать очень понятные и принимаемые широкими кругами программы своего развития. Нельзя привлечь миллиарды долларов под некую неясную деятельность. Миллиарды долларов в эндаументе Гарварда появились не сиюминутно, это история длинною в десятилетия, которая обрастала новыми технологиями, новыми возможностями, ресурсами. Умение поступательно и упорно работать над реализацией глобальных, отдаленных от тебя целей — и есть то, чего нам всем не хватает. Это касается не только формирования фондов с целевым капиталом, но и решения других проблем, стоящих перед нашим обществом, но в нашем случае, при работе с эндаументом, это особенно важный момент.

Главный редактор NIE Journal
Алена Паладьева
+74997695225

Share This: